ЗАРАТУШТРА В ДЕТСТВЕ

Изложено по: «Денкарт» VII. 3.32—45

Не смог колдун Дурасроб погубить праведного Заратуштру. Отчаявшись, он покинул селение Порушаспы и семь лет не возвращался туда.

И все эти семь лет не было ему покоя. Пророк Ахура Мазды живёт, здравствует; ближе и ближе знаменательный день, когда он про возгласит миру Истину, — сколь счастливый день для благих творений Ахуры, столь же горестный для порождений Ангхро Майнью!

И не утерпел злодей Дурасроб, вернулся в селение Порушаспы, да ещё привёл с собой Братрок-реша Тура.

Карапаны хотели посмотреть, как живёт семилетний Заратуштра, что делает.

Они сразу увидели и узнали его. Праведный мальчик вместе с другими детьми строил хижину. И карапаны решили испытать Заратуштру. С помощью заклинаний они помутили разум у ребятишек — так, что дети сами испугались собственных безумных речей. Один только Заратуштра устоял перед колдовством нечестивцев. Он сохранил ясный разум и уберёг ребятишек от неприглядных поступков, которые они собирались совершить.

Потерпев неудачу и на этот раз, Дурасроб и Братрок-реш отправились в дом Порушаспы.

Порушаспа встретил гостей радушно, распорядился приготовить еду, которую карапаны сожрали с такой жадностью, словно [это было] кобылье молоко. Когда трапеза была закончена, Порушаспа попросил Дурасроба совершить благодарственную службу богам, которым тот поклоняется. И тут Заратуштра — он уже вернулся домой к этому времени — встал и призвал отца не почитать богов Дурасроба. Порушаспа стал спорить с сыном. Тогда Заратуштра сказал, что кто бы и где бы ни воспоследовал Порушаспе в служении [богу], служба та будет праведной, ибо поклоняться будут тому, чему воистину надлежит поклоняться.

В последнем абзаце приводится упрощённый пересказ подлинника («Денкарт» VII. 3.34—38), содержащий множество неясных намёков. По мнению Э. Веста, Зардушт имеет в виду , что Порушасн, не будучи зороастри йцем, тем не менее исповедует праведную веру, поскольку эта вера и её обряды очень близки грядущему зорюаггрийскому учению.

Все были потрясены прозорливостью Заратуштры. Лютая злоба закипела в сердцах карапанов. Впоследствии карапан Дурасроб так сказал сыну Порушаспы:

 Твой конец будет ужасен! Я искуснейший из карапанов, исполняя веление рока <…> принесу тебе гибель своим колдовством… Жаль только, что с этого дня наши пути разойдутся, и — увы! — радость уничтожить тебя выпадет не мне, а Братрок-решу . Он умертвит тебя своим злым глазом в [твоём] доме.

 Приоткрывая завесу грядущего, — не дрогнув, возразил ему Заратуштра, — я не вижу, чтоб убийца испытывал радость. Однако я вижу нечто иное: я вижу тебя в том доме, и дом этот — твой!

Услышав это, карапан Дурасроб так и застыл от недоумения и страха, и простоял в оцепенении столько, сколько 10 кобылиц простояли бы, если б их доил только один человек. Когда дар речи, наконец, вернулся к нему, он дрожащим голосом повторил свою угрозу и услышал тот же ответ, слово в слово. Ужас объял карапана. Силясь постигнуть смысл того, что сказал ему Заратуштра, он простоял недвижным истуканом столько, сколько 20 кобылиц простояли бы, если б их доил только один человек.

И в третий раз повторил угрозу Дурасроб, и ответ был тем же, и столько, сколько 30 кобылиц простояли бы, если б их доил только один человек, столько простоял потрясённый карапан.

Очнувшись, он взревел не своим голосом, требуя немедленно привести и запрячь в колесницу коня.

Из контекста («Денкарт» VII. 3.44—45) не вполне ясно, зачем Дурасробу понадобился конь: возжелал ли он поскорее покинуть Заратуштру, испугавшись его, или речь идёт о какой-то ордалии, связанной с конным ристалищем.

Коня привели. Дурасроб встал на колесницу, взял вожжи, — и тут произошло великое чудо: не успел он проехать и нескольких парасангов, страх овладел им. Колдун остановил коня. Вдруг его семя излилось и разорвало его шкуру ; поясница его отломилась от бёдер, и он издох тут же. а следом его потомки, а следом и потомки его потомков.

Последняя фраза, вероятнее веет, означает, что Дурасроб умер, не оставив потомства.

По версии «Затспрама» (19.6—8), Зардушт опрокинул чашу с кобыльим молоком, которую поднёс Дурасробу Порушасп. Разгневанный Дурасроб устремил на Зардушта взгляд, и Зардушт тоже стал в упор смотреть на Дурасроба, и долгое время смотрели они один на другого, [и] божественная сущность Зардушта победила колдовскую. Дурасроб заявил, что из-за этого мальчика он не может здесь более оставаться, вскочил на коня и поскакал прочь. Но не успел он отъехать далеко, как упал с коня, разбился и умер.