ЗАХХАК И ДЖАМШИД

В «Шахнаме» Дахака — 3аххак, злой, безрассудный и беспутный сын Мердаса, доброго и богобоязненного арабского царя. Юный Заххак имел множество коней, за что получил прозвище Бивересп (соответствующее эпитету Дахака в пехлевийских текстах (например, «Меног-и Храт» 8.29; 27.34, «Бундахишн» 23.9 и др.) «Беварасп» — «Обладатель 10000 коней», то есть владеющий несметным богатством. Один из Ахримановых дивов, видя гордыню Заххака, явился к нему под обличьем проповедника, постепенно внушил молодому царевичу мысль, что он более достоин трона и славы, нежели его отец Мердас, что Мердасу давно время в могилу сойти, а он медлит, и что, стало быть, его нужно умертвить. После недолгих душевных колебаний Заххак решается на отцеубийство. С его согласия див вырыл в дворцовом са-ду, где царь по утрам молился, западню — глубокую яму, и замаскировал её цветами. Мердас упал в эту яму и разбился насмерть. Заххак унаследовал трон, стал царём. Тогда див, распалив в его сердце жажду мирового господ ства, явился к нему опять — теперь уже в облике юноши. Назвавшись непре взойдённым искусником в стряпне, «юноша»-див поступил на службу к Заххаку придворным поваром и стал кормить царя мясом убитых животных —

а люди в еде изобилья в те дни /

Не ведали, мяса не ели они. /

Лишь злаки да овощи в пищу им шли <…> /

Впервые животных вести на убой /

Задумал нечистый. ( В «Гатах» этот грех ставится в вину Йиме — см. выше, с. 162.) От мясной пищи Заххак сделался ещё более свирепым, чем был.

Однажды, наслаждаясь очередным мясным блюдом, царь решил вознаградить умельца повара и спросил его, какую тот желает себе награду. «Дозволь мне поцеловать тебя в плечи, хоть я и недостоин этой милости», — верноподданно ответствовал див. От его поцелуев из плеч Заххака выросли две змеи (переосмысление авестийского образа «трёхглавого змея» Ажи Дахаки). После многих тщетных попыток врачевателей исцелить царя, Заххак, потеряв наде жду избавиться от змей, внял совету Ахримана, явившегося к нему под видом лекаря: больше не трогать змей и каждый день кормить их человеческим мозгом.

Тем временем в Иране разгоралась смута, начавшаяся из-за грехопадения Джамшида.

Меж знатными распри кровавые шли, /

Над краем зловещая тьма разлилась, /

С Джамшидом расторглась народная связь,

— и наконец иранская знать, дабы положить конец междуусобицам, позвала на царство Заххака, о котором шла молва как о грозном решительном властителе. Заххак пришёл с войском в Иран, легко сломил беспомощное сопротивление Джамшида, разбив остатки его рати, и занял иранский престол. Сестёр Джамшида, Эрнаваз и Шехрназ, он взял себе в наложницы. Джамшид бежал из страны и сто лет проскитался в изгнании, покуда воины Заххака не разыскали его у моря Чин (Китайское море, находившееся, но представлениям времён Фирдоуси, на краю земли.). По приказу Заххака Джамшид был распилен.

Мир до Заратуштры Часть 2

БОРЬБА ЗА ОБЛАДАНИЕ ХВАРНОЙ

Изложено по: «Яшт» 19.46—54

Царственная Хварна, утерянная Йимой, не спустилась с небес к Дахаке, когда он захватил престол. Впервые в Арьяна Вэджа правил царь Парадата, не благословлённый свыше Творцом.

Хварна пребывала в небесах, сопутствуя Митре, богу договора. Ведь Траэтаона и Керсаспа, грядущие наследники огненного диска, ещё не родились на свет.

Хварна пребывала в небесах — и мерзопакостный Ангхро Манью замыслил заполучить её для себя и для своего трёхглавого исчадия, царствовавшего на погибель земле. По велению прародителя Зла за Хварной отправились Ака Мана, Айшма, сам Ажи Дахака и его сообщник — братоубийца Спитьюра.

Нужно было немедленно воспрепятствовать злодеям, опередить их, не дать свершиться кощунственному умыслу. И Господь Ахура Мазда послал за Хварной своё воинство — Спента Майнью, Даэну и Огонь — Атар.

Атар первым из всех увидел в небе лучащийся диск и сразу устремился к нему, чтоб схватить. Уже на лету он сообразил, что он ведь не знает, не представляет, как же это сделать — взять руками раскалённое пламя. И Атар, первым достигший Хварны, остановился перед ней в раздумье. Потом нерешительно протянул к ней руки. И вдруг позади раздалось:

 Прочь, Атар, Огонь Ахура Мазды, не тронь Хварну! Если ты по-смеешь хотя бы прикоснуться к ней, я уничтожу тебя, ты сгинешь из этого мира навсегда!

Это ревел подоспевший следом Ажи Дахака.

И Атар отдёрнул руки <…> за жизнь свою боясь [СК]. Очень уж он был страшен, змей Ажи Дахака.

Атар отступил. Теперь был черёд Змея попытаться схватить Хварну, и он ринулся на неё с протянутыми лапами. Но Атар уже подавил в себе страх перед трёхглавым зубастым чудищем и закричал ему вслед, преисполненный решимости, грозно:

 Назад, змей Ажи Дахака! Не тронь божественную Хварну, не посягай на неё! Не то я заполыхаю, вспыхну в твоей пасти [СК] и превращу тебя в пепел, чтоб ты больше никогда не чинил зла! Прочь!

И Дахака отнял лапы <…> за жизнь свою боясь: Огонь был очень страшен [СК].

Так соперники стращали друг друга, угрожали — и не заметили, как Хварна улетела на край земли и опустилась в океан Ворукашу, ма самое дно.

Это были владения благого духа воды А п а м а Палата (среднеперс. Абан). Он и укрыл Хварну в водной пучине, откуда ни Дахака, ни сам Ангхро Манью уже не смогли бы её достать, сколько б ни старались. Так и остался злодей Лжи Дахака властителем без Хварны.

И Ахура Мазда, видевший всё, рёк:

«Пусть кто-нибудь из смертных <…>

Той Хварной недоступной

Сумеет завладеть,

Тогда дары священные

Получит благотворные.

Тогда благая Аши

Последует ему,

Дающая богатства,

И пастбища, и скот;

Вседневная Победа(*)

Последует ему,

Сметающая силой

И длящаяся годы;

Сразит с Победой этой

Он всех своих врагов!» [СК]

———————————

* — То есть, очевидно, Вертрагна.