Современные ученые спорят о том, где и когда именно Заратуштра читал свои проповеди. Одни считают, что его первыми слушателями были жители Мидии (теперешнего Азербайджана и Армении), другие уверены, что впервые слово пророка было услышано в Хорезме и других городах Согдианы и Бактрии (современного Узбекистана и Таджикистана), третьи же склоняются к той точке зрения, что Заратуштра родился в предгорьях Урала и свои первые проповеди читал для земледельцев и скотоводов южнорусских степей. Долгое время в науке преобладала точка зрения, согласно которой основатель первой монотеистической религии жил в VI в. до н. э. на северо‑западе Древнего Ирана, однако лингвистические исследования последнего времени все больше убеждают ученых в том, что Заратуштра жил в азиатских степях к востоку от Волги на юге современной России в XIII–XV веках до нашей эры. Возможно, именно проповедническая деятельность Заратуштры и стала причиной разделения протоиндоиранцев на две группы – тех, кто принял его учение о едином Боге, и тех, кто пошел вслед за жрецами древнего языческого культа.

История зороастризма берет начало в восточноевропейских степях. В этом регионе примерно в 3000 году до нашей эры стала разделяться на различные ветви большая группа индоевропейских племен, первоначально имевших общий язык, религию и культуру. Третье тысячелетие до нашей эры стало поворотным пунктом мировой истории, а степная территория юга России – местом, откуда разошлись в самых различных направлениях племена европейцев. Некоторые из них пошли на юго‑запад и осели в Греции и Риме, некоторые пошли на север и заселили Балтику и Скандинавию, остальные же двинулись на восток, основав в Персии и Индии мощнейшие очаги индоевропейской культуры.

Переселение на восток последней группы племен, наиболее важной для изучения зороастризма, происходило двумя волнами. Первая пересекла Северную Персию около 2000 года до нашей эры и, оставив там небольшую группу переселенцев, хлынула в Северо‑Западную Индию. Здесь на руинах покоренной цивилизации Индской долины победители основали цивилизацию индийских ариев. «Арийцами» («Благородными») называли себя и представители ираноязычных племен, составивших группу переселенцев второй волны, наводнившей Персию около 1500 года до нашей эры.

Иранские арийцы и стали восприемниками учения Заратуштры. Зороастризм многое унаследовал от древней религии индоевропейцев. Наибольшее количество соответствий прослеживается между религиозными представлениями иранских и индийских ариев, и это неудивительно – их общие предки протоиндоиранцы на протяжении ряда поколений сформировали устойчивую культурно‑религиозную традицию, некоторые общие черты которой сохранились по сей день. Большая часть божеств персидского пантеона имеет точные аналогии в Ведах. Но, несмотря на общее происхождение, индуизм и зороастризм во многих пунктах диаметрально противоположны друг другу.

Коренным отличием иранского зороастризма от индийской религиозной традиции является полная инверсия древних арийских божеств. Асуры – злые боги в индийской традиции, в то время как Ахуры являются воплощением добра и космической справедливости для персов. Дэвы, отличающиеся агрессивностью, хитростью и коварством даже в индийской традиции, почитаются индусами как дарители власти, материальных благ и физических удовольствий. Персы же считают дэвов причиной всякого зла, сеятелями лжи, болезней и смерти.

Индусы отдали предпочтение дэвам, которые, согласно Ведам, одержали победу над Асурами. Эта победа досталась им при помощи магических заклинаний и всяческих хитрых уловок. Персы же считают, что борьба между демонами (дэвами) и светлыми божествами (ахурами) продолжается и в настоящее время, а окончательную развязку этой борьбы и военный триумф сил света, добра и справедливости относят к отдаленным временам.

Но главное отличие религии персов от веры индусов состоит даже не в единобожии, поскольку со временем единый бог Мазда Ахура обрел помощников в лице первоначально отвергнутых Заратуштрой божеств. Помимо шести Амеша‑Спента («Бессмертных святых») в число «достойных поклонения» (перс. изедов) попали Митра, Атар, Апам‑Напат, Вертрагна, Анахита и др., а Митра и Апам‑Напат были даже названы ахурами наряду с верховным Господом Ахура‑Маздой. Таким образом, исторический зороастризм нельзя назвать строгим монотеизмом в полном смысле этого слова. Проповедь Заратуштры носила монотеистический характер, но со временем низложенные арийские божества вернули себе прежнее место в религиозной жизни персов.

Тем не менее усилия первого пророка человечества не прошли бесследно – морально‑этическое учение, оформленное им в стройную религиозную концепцию, совершило переворот в умах его приверженцев, которые, выделившись из числа протоиндоиранцев, позднее оформились в группу иранцев‑зороастрийцев. Зороастризм проповедует активную борьбу со злом, считая человеческую жизнь ареной микрокосмической битвы сил Света и Тьмы. Во главу угла Заратуштра поставил морально‑этическую триаду «Благая мысль, благое слово, благое дело», которая, по его убеждению, должна стать краеугольным камнем в храме «Доброй религии», завещанной миру пророком Ахурамазды. Индийские арии выбрали иной путь, их боги не являются образцами возвышенного благородства, и служение им не требует нравственной чистоты, которая является главным критерием, допускающим зороастрийца к совершению ритуала «Ясны».

В истории религий мира Заратуштра был первым выдающимся религиозным лидером, осудившим кровавые жертвоприношения. Он первым возвестил благую весть об истинном служении Богу, которое заключается в праведной жизни, исполненной добрых мыслей, чистых слов и благих деяний, а вовсе не в принесении в жертву божеству несчастных животных. Величие проповеди Заратуштры становится еще более впечатляющим, когда приходит осознание того, в какой исторической ситуации звучали его вдохновенные слова. Пророк жил среди выходцев из первой волны индоиранских переселенцев, которые к тому времени уже успели стать оседлыми земледельцами и опасались набегов кочевников. Переселенцы второй волны, передвигавшиеся вместе со своими стадами, захватывали любую добычу, которая оказывалась у них на пути, и, безусловно, представляли большую опасность для своих собратьев, уже успевших осесть на плодородных землях и заняться мирным земледельческим трудом.

Боги протоариев имели столь же неукротимый характер, как и сами кочевники, приносившие многочисленные жертвы в честь Победы, Силы, Величия и прочих абстрактных божеств, не имевших антропоморфных качеств. Сознание собственной силы и безнаказанности воинско‑жреческой верхушки индоиранского общества отразилось на религиозных представлениях древних ариев. Солнечный рай существовал только для князей и жрецов, для тех, в чьих руках были сила и власть. Крестьяне не имели никакой надежды на обретение лучшего мира по ту сторону смерти, поскольку индоиранские боги требовали от верующих богатых жертв, которые могли быть принесены им лишь теми, кто обладал богатством и могуществом.

Заратуштра восстал против спекуляций жречества, потворствующего проявлению агрессии и насилия. Он утверждал, что никакая жертвенная кровь не может смыть с человека вины убийства. А посмертная судьба человеческой души зависит не от богатства, силы и власти человека, а от того, как он распорядился дарованным ему правом свободного выбора. Зороастр учил, что лишь те поднимутся в горний рай, чьи добрые мысли, слова и поступки перевесят злые, а ад будет уделом лжецов, злодеев, насильников и убийц. Проповедь подобного учения подрывала основы социально‑религиозной жизни индоиранского общества. Кавии – повелители кочевых племен, занимающихся грабежом и угоном скота, а также карапаны – жрецы языческих божеств, культ которых требовал принесения в жертву живого существа, были объявлены им врагами человечества. Демократическая религия Заратуштры делала рай, доселе бывший привилегией лишь высшего сословия, доступным всем людям, творящим благие деяния и в жизни своей руководствующимся велениями разума и совести. Священный пояс из веревки, который доселе был отличительным символом жреческого сословия (а в Индии и по сей день носится лишь браминами), Заратуштра разрешил повязывать всем своим последователям, и даже более того – пояс «кушти» стал символом его религии.

Разумеется, подобная религиозная реформаторская деятельность пророка Ахурамазды была резко воспринята в штыки жреческим и воинским сословиями иранцев, поскольку древние боги арийского пантеона, коим и по сей день приносят жертвы индийские арии, были объявлены Заратуштрой демонами – «дэвами». Пророк новой религии подвергся преследованиям и был вынужден покинуть дом и родные края, не найдя понимания у единоплеменников. Только после десяти лет, проведенных Заратуштрой в скитаниях и лишениях, его проповедь нашла отклик в сердцах его будущих последователей. Первым обращенным в новую веру оказался родственник Заратуштры – его двоюродный брат. Вскоре провозвестник религии Единого Бога был благосклонно принят Виштаспой – повелителем небольшого царства где‑то в Северо‑Восточной Персии, где религия Зороастра получила поддержку и официальный статус. Более чем через 700 лет после этого события «добрая религия», как называют ее сами зороастрийцы, распространилась по всей территории Персии, став официальной религией крупнейшего государственного образования Древнего мира – Персидской империи, основанной Киром Великим.

Но прежде чем с воцарением Кира в царстве Аншан на сцене мировой истории в 559 году до нашей эры появилась Персия, зороастризм уже пустил глубокие корни среди населения различных стран, раскинувшихся на Персидском плоскогорье. Одной из стран, где ко времени рождения будущего основателя Персидской империи зороастризм уже оформился в стройное религиозно‑философское учение, была Мидия.