ПРОЩЕНИЕ ГРЕХА ЙИМЫ

Изложено по: «Ривайат» 31

Покажи мне душу того, — попросил Ахура Мазду Заратуштра, — кто из наделённых плотью был в мире самым деятельным.

И Ахура Мазда показал Заратуштре душу Йимы в северном направлени 738.(738 То есть в аду) Йима стоял на коленях и каялся. Он был в нищенских ветхих одеждах, какие и подобает носить грешнику в потустороннем мире.

Увидев Ахура Мазду, он содрогнулся от стыда за свой поступок, который совершил в земной жизни, но — приблизился к Творцу и сел в отдалении.

Грешник, он не имел права быть рядом с великим богом.

 Кто это? — спросил Заратуштра и услышал в ответ:

 Это Йима, сын Вивахванта.

 За что же он сурово наказан? — спросил Заратуштра. — Что он такого совершил, этот Йима, сын Вивахванта, когда жил на земле среди людей?

 Он был первым из людей, кому я явил веру маздаяснийскую, — ответил Ахура Мазда, — но он не принял её. Он не проявил мудрости и ступил на путь Ангхро Майнью и дэвов. Он вот какие лживые слова стал говорить: «Я сотворил воду, я сотворил землю, я сотворил растения, я сотворил Солнце, я сотворил Луну, я сотворил звёзды и небеса». Так этот Йима, сын Вивахванта, возомнил себя богом и создателем мира. Но как он сотворил [мир], этого он и сам не знал и не мог сказать. Из-за этой лжи Хварна и царственное величие покинули его, а тело попало в лапы к дэвам.

 Но что же этот Йима сделал для мира хорошего? — был следующий вопрос Заратуштры.

 Когда дэвы предложили людям убить овцу в обмен на слона, — ответил Ахура Мазда, — Йима этому воспрепятствовал. Сей поступок Йимы был миру на благо 739.(739 Пояснение см. во внутритекстовом комментарии на с. 177.)

 А что было наихудшем из сделанного Йимой этому миру?

 Когда я явил ему Религию, он не принял её, — молвил бог.

И тут душа Йимы возопила, обращаясь к Заратуштре:

 Прими же ты веру ахуровскую! Не слушай ничего, что будут говорить тебе дэвы! Не иди стезёй Ангхро Майныо! Смотри на меня: я не принял маздаяснийскую веру, вообразил, что я творец, мира, — и вот что сталось со мной! Хварна покинула меня, я пал и очутился в преисподней… Знай, оно наступит, будущее существование для праведников; мир очистится от Зла и восторжествует Ахура Мазда!

Едва Йима произнёс эти слова, грех его был прощён Ахура Маздой, Амеша Спента и прочими язатами. Иима покинул север. Он пошёл к югу — очищаться от греха.

О ПОСМЕРТНЫХ СУДЬБАХ ПРАВЕДНИКОВ И ГРЕШНИКОВ

Изложено по: «Яшт» 22 (Хадохт-наск—2) и «Видевдат» 19.27—34; сходно в «Меног-и Храт» 2.125—194

0 Творец! — спросил Заратуштра. — Что случается с людьми, когда они покидают мир? Какова судьба грешника после смерти и какова праведника? И где совершается тот отчёт, где представляется он, где собираются для него данные, где оказываются налицо все данные для того отчёта, который даёт смертный о душе своей, когда она оставляет этот мир?

Заратуштре ответствовал Ахура Мазда:

 После того, как скончается человек, после того как отойдёт он. после того как дэвы злые, зломудрые, подойдут к нему. когда рассветёт и засияет заря, когда на горы с чистым блеском взойдёт победоносный Митра и блестящее Солнце станет подниматься, тогда, праведный Заратуштра, дэв по имени Визареша овладевает связанною душою 740 дурного человека, человека, поклонявшегося дэвом, жившего мерзко. И тот, кого увлекало Зло, и тот, кто руководился Правдою [Аша], оба выступают тогда на пути свои, изготовленные временем. У моста, созданного Маздою, у чистого Чинвата, — вот место, где разбирают, как чья душа, как чья совесть действовала в мире, что совершил кто, обитав посреди живых существ [К]. По этому мосту души праведников попадают на небеса, а грешники не могут пройти но нему и сваливаются вниз, в преисподнюю. Ибо сюда приходит прекрасная. статная, бодрая, высокая дева [К]— Даэна, Вера маздаяснийская; сопутствуют ей святость, правда, власть, могущество. Эта дева низвергает зловредные души дурных людей во Тьму; души же людей чистых её властью переходят по ту сторону недосягаемых гор Хара Бэрэзайти. Эта дева проводит праведников через мост Чинват. приобщая их к сонмам небесных язатов [К].

*740 Пехлевийский комментарий к этому фрагменту гласит, что у каждого человека на шею накинута петля: после смерти она сваливается с шеи праведника и затягивается на шее грешника. Сравн. о «петлях греха» в «Ригведе» — примеч. 13 на с. 10 и соответствующую строфу гимна Варуне; см. также Асто-Видоту

По «Меног-и Храт» (2.116—126), роли судей у моста Чинват исполняют, Срош и Рашн: и там [у моста] произойдёт много споров, а в желании зла Эшм и Астовидад, что пожирает все творения, не знают насыщения. И это случится при посредничестве Михра, Сроша и Рашна и взвешивании, что [осуществляет] справедливый Рашн на небесных весах и не наклоняет [весы] ни в какую сторону ни для праведных, ни д.гя грешных, ни для господ, ни для правителей, так что он не изменит [склонение весов] ни на волос и не замыслит вреда. А к тому, кто господин, правитель и Рат, он относится так же справедливо, как и к человеку незначительному. И когда душа праведного проходит по этому мосту, этот мост становится шириной в один парасанг, и эта душа праведного проходит [его] с помощью праведного Сроша. И то, что является его [праведного] благими деяниями, выходит ему навстречу в образе девушки, которая красивее и лучше всех девушек о мире [Ч]. О судьбе грешника по «Меног-и Храт» см. внутритекстовый комментарий на с. 300.

 Ахура Мазда, Дух Святейший! <…> Когда умирает праведник, где в ту ночь находится душа его? — спросил пророк.

И Ахура Мазда поведал Заратуштре, где пребывает праведная душа и какое ожидает её загробное воздаяние.

 Около головы она восседает [3]. — сказал бог, и взывает о блаженстве [3]. Она так поёт:

«Да исполнится по желанию каждого желаемое, которым

по своей воле распоряжается Ахура Мазда,

Я же желаю достичь силы и юности;

Постичь Наилучший Распорядок помоги мне,

о преданность [Армайти] моя,

А также [желаю достичь] — богатства и жизни благотворной»

[Бр]741 .

*741 «Ясна» 43.1, дословно цитируется в «Яшт» 22.2.

В эту ночь столько удовольствия испытывает душа, сколько всё [удовольствие, испытываемое] живым миром |3]. И во вторую ночь душа праведника делает то же самое, и в третью ночь, — поёт гату и блаженствует. А по истечении третьей ночи, на рассвете, душа праведника носится перед растениями и благовониями. Ей навстречу является ветерок, веющий с южной страны, с южных стран [каршваров], благовонный, благовоннее иных ветров. И воспринимая этот ветер ноздрями, душа праведника рассуждает:

«Откуда этот ветер веет, самый благовонный [из всех], какие я когда-либо воспринимал?»

В сопровождении этого ветра является собственная его Вера, с телом девицы прекрасной, блестящей, белорукой, плотной, стройной, статной, великорослой, с выдающимися грудями и славным станом, благородной, с сияющим лицом, пятнадцати¬летней по возрасту, и столь прекрасной телом, как прекраснейшие из созданий (3).

Это — Даэна, его Вера. Праведника она встречает в облике прекрасной девы, а грешника — в облике отвратительной старухи. Спрашивает Даэну праведная душа:

 Кто ты, о девица, которую я узрел прекраснейшею по телу из девиц?

А ему ответила его собственная Вера:

 Я, о юноша благомыслящий, благо говорящий, благодействующий, благоверный, собственная твоя Вера в настоящем [её] виде. Всякий любил тебя за такое величие, доброту, красоту, благоговорение, победоносную силу и противоборство [дэвам], какие ты замечаешь во мне.

Ты меня любил, о юноша благомыслящий, благоговорящий, благодействующий, благоверный за такое величие, доброту, красоту. благовоние, победоносную силу и противоборство [дэвам], ка кие я замечаю в тебе. Когда ты видел, как другой совершал со жжение [мёртвых тел] и идолопоклонство, и притеснял, и срубал деревья 742, — ты сидел тогда, произнося гаты, чествуя благие воды и Огонь Ахура Мазды, и стараясь удовольствовать праведников, изблизка приходящих и издалёка.

И меня, бывшую милой, — [ты сделаешь ещё] более милой, бывшую прекрасной — более прекрасной, бывшую вожделенной — более вожделенной, и сидевшую на высоком месте ты посадил на [ещё] более высокое место, этими [твоими] добрыми мыслями, этими добрымии словами, этими добрыми делами. А впоследствии люди будут чествовать меня и Ахура Мазду, давно чествуемого и призываемого.

Первый шаг сделала душа праведника, и стала на Хумате [добрых

мыслях); второй шаг сделала душа праведника, и стала на Хухте [добрых словах]; третий шаг сделала душа праведника, и стала на Хварште [добрых делах]; четвёртый шаг сделала душа праведника и [3] очутилась в — в Доме Хвалы.

*В подлиннике («Яшт» 22.15) названы три ступени Парадиза — Хумат-Парадиз. Хухт-Парадиз и Хваршт-Парадиз, которые вместе с упоминаемым в конце строфы Домом Хвалы соответствуют четырём сферам мироздания в зороастрийской космологии — сфереpe звёзд, сфере Луны, сфере Солнца и царству Бесконечного Света Ахура Мазды. Точно так же четырём сферам мироздания соответствуют (противопоставляются) и четыре ступени ада, упоминаемые в «Яшт» 22.33 — см. далее, с. 301.

И другой праведник, который умер раньше, выходит ему навстречу и спрашивает его:

 Как, о праведник, умер ты? как, о праведник, вышел ты из обиталищ, полных скотом, и от птиц, понимающих друг друга? из телесного мира в духовный мир, из тленного мира в нетленный мир? Сколь долговременно будет твоё блаженство! [3]

742 Перевод К. Г. Залемана сомнителен. Пехлевийский комментарий, поясняющий этот фрагмент, гласит: он не давал друзьям того, о чём они просили.

И тогда я, Ахура Мазда, говорю этому праведнику, который вышел навстречу:

 Не спрашивай его, кого спрашиваешь, прошедшего ужасный, страшный, гибельный путь: рознь тела и души. Да поднесут ему пищу из желтоватого масла!743 Вот пища для юноши благомыслящего, благоговорящего, благодействующего, благоверного после смерти. Вот пища для женщины очень благомыслящей, очень благоговорящей, очень благодействующей, очень благоверной, наученной добру, покорной супругу, праведной после смерти [3].

*743 Или, может быть, «весеннего масла». Пехлевийской комментарий, поясняющий этот фрагмент, гласит, что лучшее масло — то, которое сделано из молока, надоенного в середине весны

 И ещё в Доме Хвалы, — продолжал Ахура Мазда, — встаёт навстречу праведнику с своего златозданного престола Благой Дух [Воху Мана] и говорит ему:

 Наконец-то, непорочный, пришёл ты сюда к нам, из преходящего мира в мир, не знающий тлена!

Исполненные мира души праведников подходят к Ахура Мазде, подходят к Бессмертным Святым, к златозданным престолам их. Идут они в Гаронману, в обиталище Ахура Мазды, в обиталище Бессмертных Святых, в обиталище других непорочных.

Когда праведник подлежит очищению после своей кончины, злые, зломыслящие дэвы трепещут самого их присутствия, подобно тому как овца, обречённая волку, трепещет перед волком.

Праведник не перестаёт быть в сообществе непорочных: при нём они, при нём Найрьо Сангха; один же из приближённых Ахура Мазде язат Найрьо Сангха. [К]

Выслушав бога, Заратуштра приступил к нему с новыми расспросами.

На этот раз он спросил о судьбе грешной души:

 Ахура Мазда, Дух Святейший, Творец телесных миров, пра¬ведный! Когда издыхает грешник, где в ту ночь находится душа его?

И сказал Ахура Мазда:

 Там же, праведный Заратуштра, около головы она шатается, произнося [3] такие печальные слова:

«В какую землю мне бежать, куда я направлюсь?» [Бр]744

В эту ночь столько неудовольствия испытывает душа, сколько весь живой мир [3]. Так же страдает грешная душа и во вторую ночь, и в третью ночь после издыхания мерзкого грешника.

По истечении третьей ночи, праведный Заратуштра, на рассвете, душа грешника носится над ужасами и зловониями. Ей на¬встречу является ветерок, веющий с северной стороны, из северных стран [каршваров], зловонный, зловоннее иных ветров.

*Имеется в виду «злой» Вайю 745. Сравн. в «Мсног-и Храт» 2.115— 116: в течение трёх дней и ночей душа будет сидеть у изголовья, а на рассвете четвёртого дня она с помощью праведного Сроша, благого Ветра, могущественного Бахрейна и при противодействии Астовидада, злого Ветра, дэвов Фрезишти Назишт 746, злонамеренных действий Эшма, злодея с кровавой дубинкой, [достигнет] страшного высокого моста Чинват, к которому приходят все — и праведный, и грешный [Ч].

В другом фрагменте «Меног-и Храт» (2.161 — 167) о посмертной участи грешника сообщается, что на четвёртый день приходит дэв Визарш и связывает душу грешника самыми ужасными способами. И при противодействии праведного Сроша он ведёт его на мост Чинват. и тогда праведный Рашн обвиняет душу грешника в греховности. Затем дэв Визарш хватает эту душу грешника, безжалостно и жестоко бьёт её и мучает. И душа грешника громко плачет и рыдает, сильо умоляет и просит, страстно борется за жизнь, [но] безуспешно [?]. И так как её борьба и просьбы не помогают, и никто ни из благочестивых, ни из дэвов не придёт ей на помощь, то дэв Визарш в злобе утащит её в самый нижний [?] aд. [Ч]

745 См. внутритекстовый комментарий на с. 147

746 Имена дэвов Фрезшит и Назшнт в других пехлевийских текстах не встречаются, и уточнить их функции невозможно. (Примем. О. М. Чунаковой.)

И. воспринимая этот ветер ноздрями, душа грешника рассуждает:

«Откуда этот ветер веет, самый зловонный [из всех], какие я когда либо воспринимал?» [3]

*В «Яшт» 22 фрагмент о Даэне грешника (строфы 27—32) утрачен в подлиннике, но в «Меног-и Храт» (2.167—182) сохранился его пехлевийский переводпересказ, цитируемый далее:

И потом дева, на девиц вовсе не похожая, идёт ей навстречу. Говорит душа грешника скверной деве:

 Ты кто, сквернее и отвратительнее которой я на свете никогда не видал скверной девы?

И ему в ответ говорит эта скверная дева:

Я не дева, я — злые твои дела, о грешник зломыслящий, злоговорящий, злодействующий и зловерный. Ибо когда ты видел на свете, что служат богу, ты сидел тогда, поклоняясь дэвам. И когда ты видел, что доброму мужу, пришедшему издалека или из близи, дают пристанище,

 оказывают гостеприимство и дают милостыню, тогда ты доброго мужа унижал и обижал, и не да¬вал милостыни, а запирал дверь. И когда ты видел, что творят правосудие, не берут взяток, дают верное свидетельство и говорят правдивые речи, ты сидел тогда, творя несправедливость, лжесвидетельствуя и ведя дурные речи. На! я — твои злые мысли, злые речи и злые дела, которые ты мыслил, говорил и делал.

я, бывшая без чести, я чрез тебя ещё более обесчещена: бывшая презренной, я чрез тебя сделалась ещё более презренною; и сидевшая на позорном месте, я чрез тебя ещё более опозорена.

Потом [душа], шатаясь 747, подаётся вперёд… [3]

*Дальнейшее изложение — по «Авесте»:

Первый шаг сделала душа грешника, и стала на Душмат [злые мысли]; второй шаг сделала душа грешника, и стала на Дужухт [злые речи]; третий шаг сделала душа грешника, и стала на Дужварешт [злые дела]; четвёртый шаг сделала душа грешника в беспредельный мрак 748.

Ей сказал, спрашивая, грешник, прежде издохший:

 Как, о грешник, издох ты? как, о друдж, вышел ты из обиталищ, полных скотом, и от птиц, понимающих друг друга? из телесного мира в духовный мир, из тленного мира в нетленный мир? Сколь долговременно будет твоё мучение!

Сказал Ангхро Майнью:

 Не спрашивай его, кого спрашиваешь, прошедшего страшный, ужасный, гибельный путь: рознь тела и души. Да поднесут ему пищу из яда и вонючего яда! Вот пища для юноши зломыслящего, злоговорящего, злодействующего, зловерного после издыха¬ния. Вот пища для бабы очень зломыслящей, очень злоговорящей, очень злодействующей, очень зловерной, наученной злу, непокор¬ной супругу, грешной, после издыхания.

*О загробном воздаянии праведникам и грешникам см. также оказание о праведном Вирафе — с. 357—367.

*747 То есть «идя» — см. примеч. 150 на с. 90.

*748 Сравн. выше — с. 298.