АРВАТАСПА

Изложено по пехлевийским источникам, оговорённьим в подстрочных примечаниях

{Родословная Арватаспы (среднеперс. и фарси Лохрасп) восходила к Кави Кавате: он был сыном А в з а в а (фарси Ав зерд), правнука Кави Пишины.}

{Царствовал Арватаспа 120 лет.} {Ту пользу принёс он миру, созданному Ахурой, что им была хорошо организована власть, и он был благодарен богам, и разрушил Иерусалим иудейский, разбил иудеев и рассеял их f1/).}

«Имя Арватаспы/Лохрасиа не упоминается в авестийских списках Кавиев («Яшт» 13.132; 19.70—77), появляясь лишь в пехлевийских сочинениях для заполнения лакуны между правлениями Кей Хосрова и Вшптаспа. Возможно, для оживления этого персонажа автору (составителю) сочинения («Меног-и Храт»] пришлось прибегнуть к иным источникам и приписать Лохраспу разрушение Иерусалима: во всяком случае, фраза поздняя, и её нет ни в санскритской, ни в пазендской версии „Меног-и Храт“» ( Чунакова О. М. Комментарий // Меног-и Храт. С. 178.). Интересно, что при перечислении Кейев в «Денкарт» VII. I имя Лохраспа также не упоминается.

{Арватаспой были рождены Виштаспа (среднеперс. В и ш тасп, фарси Гуштасп), 3 аривари (среднеперс. 3 а р е р, фарси 3 е р и р) и другие братья. } (« Бундахишн» 31.29.)

За двенадцать лет до конца правления Арватаспы завершилась вторая Эра мировой истории — Эра Смешения Добра и Зла 30. {Далёкий потомок Манушчихра — Порушаспа (среднеперс. Порушасн) из рода С пита мы (среднеперс. Си и там) выжал золотой сок Хаомы и обрёл награду: у него родился чудесный сын.

Это был Заратуштра.} ( «Ясна» 9.13.)

Истекли три тысячи лет с того дня, когда Ангхро Манью вторгся в творение Ахуры и Добро смешалось со Злом. Наступила последняя Эра — Эра Разделения.

=============================================

О царствовании Лохраспа («Шахнаме») см. в конце следующего раздела — с. 338—340.

Пророк

Пророк Часть 1

ЕГО РОДОСЛОВИЕ

Изложено по: «Денкарт» VII. 1. 70. Символом * отмечены пазендские написания имён

Вот перечисление всей родословной Заратуштры:

Заратуштра был сыном Порушаспы (среднеперс. Порушасп).

Порушаспа был сыном Падиpaгтарасна.

Падирагтарасп был сыном Уругадхасна*.

Уругдхаси был сыном Хаечадосна*.

Хаечадасп был сыном Ч и х ш н у ш а*.

Чихшнуш был сыном Паетраспа*.

Паетрасн был сыном Ареджадхаршна*.

Ареджадхаршн был сыном X а р д х а р а*.

Хардхар был сыном Смитамы (среднеперс. Спитам).

Спитама был сыном В а э д и ш т а*.

Ваэдишт был сыном Ниязема*.

Ниязем был сыном А и р и к а.

Аирик был сыном Дураероба.

Дурасроб был сыном Манушчихра, царя Ирана.

Далее в «Денкарте» перечисляются предки Зардушта по отцовской линии от Манушчихра до Гайомарта.

Родословная Зардушта, приводимая в «Затспраме» (13.6), отличается от родословной, приводимой в «Денкарте», главным образом, орфографическими разночтениями имён. В «Бундахишн» 32.1 приводится следующая родословная: Порушасп — Паитирясп (разночтения в разных списках: С п и т а р а с п*, П и т р а с п*) — А у р в а д а с п (в некоторых списках не упоминается) — X а е к а д а с п — Ч а х ш н у ш

 П а и т и р а с и — X а р д а р ш н (разночтение: Харшн) — Хардар (разночтения в некоторых списках: X а р а й д а р, А р а й д а р) — Спитам — Видашт — А я з е м — Раджан — Дурасроб — Манушчихр.

{Имя матери Заратуштры было — Д у к х д а; имя отца матери Заратуштры было — Фрахимрав. }(«Бундахишн» 32.10)

————————————————-

В «Денкарте» эти персонажи именуются соответственно Д у к д а у б и Фрахимраван. Объяснение имени Дукхда затруднительно: этимологически ото авестийское слово «девица».

—————————————————

В ПРЕДДВЕРИИ

Изложено по: «Денкарт» VII. 2.3—60. Конспективный пересказ тех же мифологических версий и краткие комментарии к ним — в «Затспрам» 14. 1—5

Часть огненной Хварны — благословения Гайа Мартана — после смерти Хаосравы перешла к царю Кави Виштаепе, сыну Арватаспы, ибо Виштаспе суждено было первым из земных царей принять учение великого пророка и оказать ему покровительство.(При перечислении Кейев в «Денкарт» VII. I Лухрасп (авест. Арватаспа) не упоминается.)

Ещё часть Хварны осенила других праведников и праведниц, живших до Заратуштры.}

А вся остальная огненная благодать, ниспосылающая удачу, преуспеяние и отмечающая её обладателей печатью богоизбранности, осенила предков Заратуштры.

Господь Ахура Мазда сотворил вещество, из которого в назначенный день должна была возникнуть телесная плоть пророка. Хварна Кавиев пронизала это вещество и смешалась с ним — на то была воля его, Ахуры. Благой бог вознёс вещество в царство Бесконечного Света Анагранам Раучама; оттуда оно спустилось вниз, в сферу Солнца; затем — в сферу Луны; потом к неподвижным звёздам и наконец — на Землю, и вошло в священную стихию Ахура Мазды — в огонь.

И когда жена Фрахимравана, беременная девочкой — будущей матерью Заратуштры, подошла к алтарю огня, Хварна и священное вещество проникли в её тело из света пламени.

С этого дня в селении Фрахимравана стали происходить удивительные вещи. Вскоре сельчане заметили, что их алтарный огонь не гаснет даже если в него не подкладывают дров. Они долго глазели на это диво и только разводили руками в недоумении, а потом всей толпой отправились к племенному Рату: так, мол, и так, пламя горит без дров, как нам понимать это знамение?

Но мудрый Рату ничего не нашёлся сказать и только посоветовал людям блюсти праведность и молиться — а там будь что будет, не в наших силах постичь высший промысел.

Вскоре жена Фрахимравана родила девочку. Сельчане, конечно, не придали этому событию никакого особенного значения. Жизнь в племени текла своим чередом, каждый занимался обычной повседневной работой. Но в стане дэвов начался переполох.

Будущей матери пророка дали имя Дукдауб.

Когда ей исполнилось пятнадцать лет, исчадия Злого Духа наслали на её племя три бедствия — зимние холода, чумной мор и кочевников друджвантов; сельчанам же они внушили, что дочь Фрахимравана колдунья и беды наворожила — она.

Разъярённая толпа явилась к дому Фрахимравана. Потрясая палками, люди требовали, чтоб Фрахимраван убирался вместе со своей семьёй вон из племени.

Фрахимраван выслушал их и сказал так:

 Не может быть моя дочь колдуньей. Когда она родилась, а это было глубокой ночью, всё вокруг озарилось светом. Когда она дома приближается к очагу, огонь вспыхивает и пылает ярко, как Солнце. Входя в тёмную комнату, она освещает её. Я не знаю, почему она светится, но уверен: колдунья так сиять не может!

Это было очень убедительно, и стой перед сельчанами не дед Заратуштры, а кто-то другой, их гнев немедленно бы угас и они бы разошлись по домам. Но перед ними был Фрахимраван! Дэвы приложили все свои мерзкие силы, чтоб смутить их умы, и они остались неудовлетворёнными речью Фрахимравана.

Ничего не оставалось делать Фрахимравану, как собрать пожитки и наутро окинуть родину.

Он отправился к Падираггараспу, главе рода в стране Спитамы.

По пути к селению Падирагтараспа Дукдауб остановилась посреди равнины. Никого не было вокруг — только лес, горы и небесная синь над головою. И вдруг раздался громоподобный голос:

 Не огорчайся, что навсегда покидаешь родину, о девица Дукдауб! Ступай в широкую бескрайнюю страну Спитамы, куда твой отец держит путь. Ибо ты прославишь её и сделаешь святой землёй ту деревню, где будешь жить.

Фрахимраван и его семья благополучно достигли владений Падирагтараспа. Дукдауб отдали замуж за сына Падирагтараспа Порушаспу, и в день свадьбы Хварна осенила этого благородного мужа.

Эра смешения Добра и Зла близилась к концу.

И вот Ахура Мазда призвал к себе Boxy Ману и спросил:

 Блюдёт ли Дукдауб Добрую Мысль? Если да, если чисты её помыслы, праведны речи и преисполнены добра дела, то мы — мы через неё можем произвести на свет Заратуштру.

Аша Вахишта и другие Амеша Спента заверили благого бога, что дочь Фрахимравана чиста помыслами, речами и делами. Аша Вахишта воскликнул:

 Благой Ахура! Назови нам то место на земле, где пророк обретёт телесную плоть. Ибо это место одному тебе ведомо.

 Это деревня Порушаспы, — сказал Ахура Мазда. Но Заратуштра не может быть создан нами так же, как были созданы вода, земля, растения и животные: ведь он — особое наше творение, стоящее надо всем! Две сущности в нём: божественная и человеческая; Найрьо Сангха в нём, мой посланник, и Йима, сиятельнейший из смертных, праведный.

Тогда Амеша Спента паяли ствол Хаомы высотой с человека и поместили в него фраваши Заратуштры.

Прошло тридцать лет.

———————————————-

Смысл этой цифры не вполне ясен исследователям. С тридцатилетиям сроком в пехлевийской традиции связываются два события: в этом возрасте Зардушт был «осенён истиной праведной веры», и столько царствовал Виштасп до пришествия религии («Бундахишн» 34.7). В хронологию событий, связанных с изложенной в «Деннарте» версией рождения Зардушта, нс укладывается ни тот, ни другой вариант. Вероятнее всего, здесь обычная для легендарных хронологий путаница, возникшая в результате того, что конец Эры Смешения, ознаменовавшийся рождением пророка, отождествляется автором «Денкарта» с пришествием религии — либо откровением Зардушта. либо принятием его учения Виштасиом Примечательно, что в одном из списков «Денкартн» значится 330 лет (по мнению большинства исследователей, описка).

————————————————-

Boxy Мана и Аша Вахишта воплотились и в телесном обличье, со стволом Хаомы в руках, слетели с небес на наследное пастбище Спитамы, к высокому дереву, на вершине которого жили в своём гнезде две птицы.

Это были очень несчастные птицы. Они мечтали вырастить птенцов, но дэвовские змеи семь лег назад пожрали всё их потомство. С тех пор птица-самка больше не откладывала яиц, зная, что как только птенцы вылупятся из скорлупы, змеи приползут опять и снова сожруг птенцов.

Увидев Бессмертных Святых — Boxy Ману и Аша Вахишту, птицы взмолились перед ними, прося отдать им Хаому. Они верили, что прекрасное божественное растение защитит их от Зла. И Бессмертные вняли.

Ствол Хаомы был помещён в гнездо. Это спасло птиц. Когда дэвовские змеи приползли снова, они не смогли проглотить птенцов — фраваши Заратуштры хранила гнездо и его обитателей. Обозлённые гады поползли к дэвам, чтобы попросить у них помощи. Но фраваши Заратуштры схватила их за челюсти — и змеи издохли.

Всё это случилось ещё до того, как Дукдауб выдали замуж. Когда же она стала женой Порушасие, Boxy Мана и Аша Вахишта вновь пришли на наследное пастбище Сиитамы, и помыслы их были всецело связаны с Хаомой, которую они туда принесли.

Однажды Порушаспа отправился на берег Вахви Датии за водой.

————————————————————

«Бундахишн» локализует родину Заратушта на некой реке Дареджа (не тождественной авестийской Вахви Датии): Дареджа — царь рек, ибо отец Заратушта пребывал на её берегах, (и| Заратушт был рождён там («Бундахишн» 24.15, аналогично и с уточнением, что река Дареджа находится в Эранвеж — в 20.32; сравн. так же «Видевдат» 19.4: …из дома Порушаспы, что на берегу Дареджи). В одном из списков «Бундахишна» вместо слов «на берегах» значится: в Балхе (Бактрии).

————————————————————-

Случайно Порушаспа увидел золотую Хаому на вершине дерева. Праведный муж, решив, что это прекрасное растение воистину достойно Ахура Мазды, срубил дерево, принёс Хаому в дом и сказал молодой жене:

 Дукдауб! Вот Хаома, чудесное растение. Чти его!

Затем он совершил очистительный обряд, облачился в чистое одеяние и выжал сок Хаомы.

А незадолго до этого Амертат и Харватат пригнали к наследному пастбищу Спитамы большую дождевую тучу. Вода лилась с небес, капля за каплей. совершенно тёплая. на радость овцам и людям; все растения напитались досыта той священной водой, и с водой в них вошло вещество, созданное Творцом для тела Заратуштры.

Дабы это вещество вошло в его [Заратуштры) родителей, Порушаспа по наставлению Амеша Спента привёл к тем растениям шесть белых коров с жёлтыми ушами

—————————————————————

Сравн. в «Видевдад» 8.10—18 описание собаки, изгоняющей дэваа трупной скверны Д р у х ш — й а — Н а с у: Собаку <…> белую желтоухую <…> да проведут тогда по тому пути. И с проведением, о Спитама Зарптуштра, собаки <…> белой желтоухой Друхш-йа Насу улетает в северную сторону [Кр]. Подробно см. примеч. 688 на с. 278.

—————————————————————

<…> Две из тех коров, неоплодотворённые, наполнились молоком, и вещество Заратуштры перешло из растений в тех коров и смешалось с коровьим молоком. Порушасиа отогнал желтоухих коров обратно в стойло и сказал Дукдауб:

 О Дукдауб! У двух из этих коров, неоплодотворённых и нетелившихся, появилось молоко. Ступай и подои их.

Молодая женщина незамедлительно исполнила приказание супруга.

Узнав об этом, дэвы собрались на совет. И дэв из дэвов проревел:

 Вы, дэвы, стали весьма ненаблюдательны! Это молоко — чудеснейшая пища, благодаря которой родится праведный Заратуштра и изничтожит нас! Чтоб этого не произошло, кто-то из вас должен уничтожить праведного Заратуштру. Кто это будет?

Вызвался К е ш м а к, дэв-смерч:

 Я это сделаю! Я уничтожу его.

И, изощрённый во зле, он кинулся прочь, а с ним трижды по пятьдесят дэвов, которые были карапансими Кешмака.

А Порушаспа и Дукдауб о том и не ведали. Порушасиа смешат выжатый сок Хаомы с молоком, которое надоила его жена. Получился чудесный пьянящий напиток, и в нём были заключены и духовная сущность Заратуштры, и вещество его тела. И они выпили эту хаому.

Так свершился переход вещества, созданного Творцом для тела Заратуштры, через воду и растения, в тела его родителей.

Чудесный напиток пьянил их обоих, и они решили туг же зачать сына, и обнялись, возжелав о сыне. А вокруг них — за кустами около дома, под камнями и корягами, в горных пещерах, — всюду кишели дэвы, которых они не видели. И эти дэвы издали крик:

 Зачем ты это делаешь, мерзостный Порушаспа?! Сейчас же прекрати и больше не смей прикасаться к ней!

Порушаспа и Дукдауб в смущении, как люди, которым стыдно, разомкнули объятия и огляделись. Но никого не было вокруг.

Они снова обнялись. И снова дэвы вскричали:

 Что ты делаешь, Порушаспа!? Не смей прикасаться к этой женщине, Порушаспа!

И опять они в смущении прекратили ласки, огляделись и никого не увидели.

И то же самое повторилось в третий раз.

Порушаспа и Дукдауб рассердились и сказали друг другу:

 Сомкнём же объятия и не остановимся, пока не завершили нечто! Не остановимся, даже если сюда явятся Нодар и Рак вместе с ним!

—————————————————

Рак (вероятно, пазендское неправильное написание имени Лирик) — сын Дурасроба, внук Манушчихра («Бундахишн» 31.31), в «Бундахишн» 32.1 упоминается под именем Раджан; в «Денкарт» VII. 1.70 — Лирик (см. выше, с. 250). Смысл упоминания этих персонажей в изложенном эпизоде «Денкарта» неясен.

—————————————————-

И Заратуштра был зачат.

Тогда дэвы вознамерились уничтожить неродившегося пророка в утробе матери.

Они наслали на Дукдауб мучительные боли. Мерзкие исчадия на деялись, что Дукдауб обратится за помощью к колдуну-йату — это будет грех; ну а колдун, их гадких приспешник, по дэвовскому наущению даст Дукдауб смертельную отраву вместо лекарства.

———————————————————

По версии «Затспрама» (14.1), дэвы наслали на мать Зардушта дэвов лихорадки, боли и ветра, и с каждым из них было по 150 дэвов.

——————————————————

Измучившись от болей, Дукдауб пошла в дом колдуна, как дэвы и рассчитывали. Но её остановил голос Ахура Мазды, прогремевший с небес:

 Куда ты идёшь, праведная женщина? Знай: колдовское зелье нечестивых друджвантов — мерзость. Соверши очистительный обряд, омой руки и возрадуй алтарный огонь подношением ему чистых сухих дров — и ты исцелишься.

Дукдауб так и сделала. И боль ушла из её тела.

За три дня до рождения Заратуштры небесным светом осветилось селение. И все поняли, что этот свет — от Ахура Мазды.

А блистательный Йима, увидев этот свет, сказал дэвам в своей обители:

 Через три дня и три ночи в мир придёт великий пророк! Скоро вам, дэвам, не будут поклоняться как богам и воздавать почести.

Мир ликовал. Звери и птицы на своём языке рассказывали друг другу о грядущем рождении пророка.

{Когда он народился,

Пока он возрастал,

Возрадовались Воды

И выросли Растенья [СК].»Яшт» 17.18}

ЕГО ЧУДЕСНОЕ РОЖДЕНИЕ

Изложено по: «Затспрам» 14.6—I6; «Денкарт» VII. 3. 2—3

В ночь, когда должен был родиться Заратуштра, Ангхро Майнью созвал злейших дэвов из тех, что предводительствовали над прочими дэвами, и послал их в дом Порушасны, приказав умертвить младенца сразу, как только он появится на свет. Но благие творения Ахуры окружили роженицу защитой — особенно Хварна и семейный огонь, и дэвы не только не смогли причинить Дукдауб вреда, но даже приблизиться к дому не смогли. Сияние огня и Хварны было для них невыносимо.

Наконец, Ангхро Майнью послал Ака Ману, и говорил ему так:

 Ты бестелесен. Проникни же в разум Заратуштры и заставь его обратить помыслы к нам, дэвам.

Тогда всеведущий Ахура Мазда послал Boxy Ману на защиту новорожденного пророка. Добрый Помысел должен был уберечь Заратуштру от Помысла Злого.

Ака Мана подошёл к двери Порушаспова дома, открыл её и хотел войти внутрь.

Но на пути у него стоял Boxy Мана.

Дэв, уверенный, что Boxy Мана затем прислан Творцом, чтоб не пропустить в дом Зло, преисполнился готовности к схватке с Добрым Помыслом.

Но Boxy Мана повернулся к нему спиной, отступил в сторону, давая дорогу, и сказал:

 Входи!

И Ака Мана, глупец, не разгадал хитрости! «Я опоздал! Раз уж сам Boxy Мана дозволяет мне беспрепятственно войти в дом, значит, я не смогу причинить зла Заратуштре», — решил он и удалился прочь.

А Boxy Мана подошёл к ложу Дукдауб. Как только Заратуштра появился на свет, Boxy Мана вошёл в его разум, и от этого новорожденный малыш не заплакал, не закричал, как плачут и кричат все новорожденные, а звонко счастливо рассмеялся.

Сидевшие подле роженицы семеро колдунов отпрянули в изумлении. А Порушаспа сказал:

 Это небесное знамение! Я видел божественный свет, который исходил от моего сына, когда он засмеялся.

И тут произошло второе чудо — малыш заговорил:

«Как наилучший Господь,

Как наилучший Глава.

Давший по Истине дело

Мазде благое и власть,

Убогих поставив пасти» [СК].

Никто не понял этих слов — святых слов «Ахуна Вайрьи». Колдуны и Порушаспа изумлённо смотрели на малыша, закутанного в шерстяное овечье покрывало. Во всём мире только Ахура Мазда и Амеша Спента, а из дэвов — один только Дух Зла — знали, что новорожденный Заратуштра принял от Ахура Мазды веру — праведное зороастрийское учение, и что с этой минуты началась последняя Эра — Эра Разделения.

И как Заратуштра, соответственно своему земному телу, говорил земным голосом, Ахура Мазда ему в ответ сказал [словами] духовного [мира]:

 Ты должен сделаться моим первым жрецом и пророком! Ты принесёшь в грешный мир истинную веру и праведность. А я, Ахура Мазда, буду твоим покровителем и наставником.

{И Ангхро Майнью содрогнулся в преисподней и возопил:

Вот так злодей бранился,

Тлетворный Ангхро Майнью:

«Все божества не в силах

Расправиться со мной,

Один лишь Заратуштра

Расправится со мной;

Он бьёт меня молитвой

Ахуна Вайрья“ мощной,

Сражая, словно камнем

Величиною с дом ;

Он жжёт меня молитвой

Аша Вахишта», словно

Расплавленный металл;

С земли меня сгоняет,

От одного бегу я

Спитамы Заратуштры».}

На следующий день Порушаспа отправился к семерым колдунам, которые принимали роды у Дукдауб, и спросил их:

 А какова же всё-таки причина того, что люди, родившись, сперва плачут, а смеяться начинают гораздо позже?

И колдуны ответили отцу Заратуштры:

 Новорожденные плачут потому, что чувствуют: они грешны и смертны. А смеётся и радуется тот, кто осознаёт собственную правед-ность.