ПОСЛЕ ЗАРАТУШТРЫ

Изложено по пехлевийским источникам, указанным в подстрочных примечаниях

Заратуштра ушёл из жизни через тридцать пять лет после обращения Кави Виштаспы, в день Хварны месяца Аша Вахишты — 11-й день второго месяца 826 , в возрасте 77 лет и 40 дней 827.} {Тур Братрок- реш, волку подобный, убил его. И этот злодей издох в том же самом месте, ужасной смертью.}828

{В том же месяце, на 63-м году после обращения Виштаспы, умер Фрашаоштра. Джамаспа покинул этот мир три года спустя, а ещё через 14 лет не стало Асмо-хванвы.}829

*В «Денкарт» VII. 6.2—11 излагается содержащий множество смысловых неясностей миф о том, как после ухода Зардушта Виштасп путешествовал вместе с душой Сриты на чудесной небесной колеснице, на которой может разъезжать только праведник; это путешествие оказывает благотворное воздействие на живущих маздаяснийцев. Тождествен ли фигурирующий в этом мифе Срито одноимённому приближённому Кей Уса (см. с. 233—235), неясно.

{Кави Виштаспа царствовал 30 лет до обращения в ахуровскую ве¬ру, и 90 лет после обращения, всего — 120 лет.}830

*827 Затспрам»23.9.

*828 «Ривайат» 47.23-24 Упоминания об убийстве Зардушта Браток-решем в «Ривайат» 36.6 — с. 302. В «Денкарт» VII. 3.39 – с. 262; В «Денкарт» V.3.2 в пехлевийском «Бахман-яште» 2.3 – с. 304.

*829 «Затспрам»23.10.

*830 «Бундахишн» 34.7. Расчёт см. выше — внутритекстовый комментарий на с. 329.

ПЕШОТАНУ

Изложено по: «Ривайат» 49.12—18

Сын Виштаспы Пешотану (фарси Пешутен) был очень праведен. Каждый день он и его последователи почитали язатов.

Ахура Мазда сделал его бессмертным, нестареющим, не подверженным всяким болезням и вверил ему управление крепостью Кангхой. Обитатели Кангхи — люди и другие [творения] ни в чём не знали нужды и жили очень долго — некоторые доживали до 150 лет. Все они были праведными маздаяснийцами, все почитали язатов.

Пешотану стал бессмертным Рату. В тяжёлые времена он и 150 его последователей 831 приходили в Иран и изгоняли врагов (*831 См. выше — с. 307.)

И когда наступит день Фрашо-керети, Пешотану и его воины придут на помощь Ахуре в деле конечного очищения мира от Зла.

КЕЙ ЛОХРАСП, ГУШТАСП, ЗАРДУШТ, ИСФАНДИЯР

В «Шахнаме» царствование Лохраспа (авест. Арватаспа), преемника Кей Кавуса, длится 120 лет. Приняв царский венец, он клянётся заветы Хусроу, и те превзойти, чтить Йездана, не вести войн; основывает в Балхе (Бактрии) храм огня Бурзин-Михр. У него два сына-богатыря — Гуштасп (авест. Виштаспа) и Зерир (авест. Заривари), и ещё двух царевичей тою порой / Возвысил Лохрасп, венценосный герой. / Они среди знатных иранской земли / Свой род от царя Кей Кавуса вели. / Лохрасп этих юношей предпочитал / Гуштаспу, всё более их отличал. Оскорблённый Гуштасп после решительного разговора с отцом покидает родину вместе со своей дружиной и направляется в Хинд (Индию). Уход Гуштаспа повергает Лухраспа в глубокую печаль; в погоню за беглецом он отправляет Зерира.

Отряд Зерира настигает Гуштаспа неподалёку от Кабула. Зерир уговаривает брата вернуться, и Гуштасп внимает ему, возвращается под отчий кров, но на пиру царь всё о Хусроу-царе говорил, / Вниманье лишь внукам Кавуса дарил. Гуштасп под покро¬вом ночи бежит в Рум (Римскую империю). Там он долго скитается — все отказывают ему в крове, но наконец дехкан-кедхода 832 уводит его в свой дом.

Далее в «Шахнаме» излагается «Сказание о Кетаюн, дочери кейсара [кесаря — римского императора]». По обычаю, когда наступало время дочери кейсара выходить замуж, достойнейшие румийцы созывались на пир, и царевна сама выбирала себе жениха. Кетаюн, в ночь перед пиром увидевшая во сне Гуштаспа и влюбившаяся в него, ищет его среди гостей, не находит и в слезах возвращается в свои покои. Тогда кейсар снова устраивает пир. Весть об этом достигает Гуштаспа, и по совету своего покровителя дехкана-кедходы он отправляется в кейсаров дворец. Кетаюн узнаёт его, увенчивает его чело своей короной. Кейсар, узнав о выборе дочери, приходит в неистовство: «Снести поношенье такое невмочь. / Безвестному дочь уступить чужаку, / Навеки позору себя обреку! / Ей, дерзкой, с избранником вместе тотчас / Отрубят пусть головы — вот мой приказ!», — однако, вняв увещеваниям, всё же соглашается отдать дочь Гуштаспу, сказав ей при этом: «Не жди от отца / Ни перстня теперь, ни казны, ни венца!». Молодожёны уходят жить в дом кедходы. Впоследствии Гуштасп совершает подвиги: убивает чудовищного волка, убивает дракона и побеждает в поединке царя хазар Ильяса 833, отказывавшегося платить дань кейсару; обретает благорасположение кейсара, и тот возвращает Гуштаспа и Кетаюн в царский дворец.

Кейсар требует дани от Лохраспа, отправляет к нему гонца с угрозным посланием. Лохрасп спрашивает гонца: «Рум прежде отваги такой не являл / Кейсара смириться любой заставлял, /А ныне владыкой себя он зовёт, / Он сборщиков дани к властителям шлёт <…> Что ж дерзость такую внушило ему?» Гонец отвечает, что среди румийцев появился невиданной силы богатырь. «Каков он из себя?» — спрашивает Лохрасп и по ответу, что этот богатырь похож на Зерира, догадывается, что это Гуштасп. Тогда Зерир едет в Рум с посланием от Лохраспа: «Знай, если утратил ты совесть и стыд, — / Нагряну с иранской дружиною всей, / Рум станет второю столицей моей». Узнав, что Гуштасп — сын Лохраспа и ему суждено стать великим царём, кейсар раскаивается, щедро одаривает Кетаюн; Гуштасп встречается с иранскими богатырями и те приносят ему клятву на верность. После этого Гуштасп и Зерир возвращаются в Иран, и Лохрасп передаёт царский венец Гуштаспу.

Кетаюн рожает Гуштаспу двух сыновей — Исфандилра (авест. Спентадата, среднеперс. Спандатт) и Пешутен (среднеперс. Пешотану).

Далее следует повествование о Зардуште из «Шахнаме Дакики». Зардушт приходит к Гуштаспу, объявляет себя пророком и призывает: «За мною идти повелел тебе бог.

/ Горящие угли принёс я, их жар — / Небесного рая спасительный дар. Создатель изрёк: „Веру в сердце внедри / На землю взгляни, небеса обозри — / Без глины, без влаги, из небытия, / Ты видишь, воздвигла их воля моя. / Признай, что лишь я совершить это мог, / Лишь я, всемогущий, всеведущий бог! / Коль истину эту познаешь, поймёшь, / Создателем мира меня назовёшь». Я послан Творцом <…> Чтоб веру в него от меня ты приял. / Так следуй отныне заветами моим, / Добро предпочти бренным благам земным». Гуштасп обращается в веру Зардушта, следом за ним Зерир, и на страну нисходит благодать.

Зардушт увещевает Гуштаспа не платить дани Арджлспу (авест. Ареджатаспа), туранскому царю. Гуштасп соглашается с доводами пророка. К Арджаспу немедленно отправляется див и, прикинувшись посланником Йездана, сообщает, что отныне Гуштасп больше не его данник. Нa расспросы Арджаспа див отвечает, что в Иране появился колдун, объявивший себя пророком; этот злой колдун, мол, и смутил умы иранцев. Туранцы решают пригрозить Гуштаспу войной и отправляют к нему двух послов — Намхогта (среднеперс. Намхваст) и Бидрефша (среднеперс. Видрафш). В письме, которое они вручают Гуштаспу, говорится: «Слыхал я, свой дух осквернил ты — свернуть / Решился на ложный, губительный путь. / К тебе некий старец

бессовестный лжец — / Явился, смутил твою душу, хитрец! <…> Коварною речью его обольщён / Ты принял неправедной веры закон <…> Зардушта отвергни и впредь не греши, иначе мы объявим тебе войну и разорим твоё царство». Зерир от имени царя отвечает послам Арджаспа гневным отказом, в оскорбительных для Ард¬жаспа и туранцев выражениях. Война объявлена, обе стороны собирают войско. Гуштасп просит у Джамаспа, своего везиря, предсказать исход сражения. Джамасп предсказывает кровопролитную битву и гибель многих иранских героев.

Начинается сражение. Бидрефш из засады убивает Зерира. Hecтуp (среднеперс. Баствар), сын Зерира, оплакивает отца, потом вступает в поединок с Бидрефшем; на помощь ему поспевает Исфандияр и убивает Бидрефша. Арджасп бежит.

Гуштасп посылает Исфандияра с миссией проповедника. Исфандияр путешествует, обращает в новую веру народы Индии, Рима, Хорасана. От веры святой стало в ми¬ре светло. Но через некоторое время, поверив навету Исфандиярова недруга, будто Исфандияр готовит заговор, Гуштасп велит заточить Исфандияра в темницу.

Арджасп, воспользовавшись заточением Исфандияра, снова нападает на Иран (здесь кончается «Шахнаме» Дакики), затем на Балх, где старец Лохрасп проводил свои дни в молитвах Иездану. Богатырей в Балхе нет, Лохрасп пытается защитить го род и сам берёт меч, но гибнет в бою. Арджасп захватывает Балх, убивает всех зороастрийских жрецов и сжигает в огне «Авесту».

Гуштасп идёт в поход на Балх и обращает Арджаспа в бегство и скрывается в далёкой стране в Медном замке. Гуштасп посылает Исфандияра, к тому времени уже освобождённого из заточения, чтоб он нашёл и убил Арджаспа. По пути Исфандияр совершает подвиги — убивает волков, льва, колдунью, злого Симурга. Потом он проникает в замок иод видом купца; в его сундуках прячутся воины его отряда. На замок нападает отряд Пешугена; воины Исфандияра выскакивают из сундуков и учиняют побоище, во время которого Исфандияр обезглавливает Арджаспа.

Проходит некоторое время, Исфандияр ссорится с Рустамом, они сходятся в поединке, раненый Рустам спасается бегством и укрывается на вершине горы. Симург излечивает его. Рустам порывается к новой схватке с Исфандияром. Симург пытается его отговорить: судьбой предопределено, что убивший Исфандияра погибнет и сам, к тому же перед смертью он лишится богатства, будет влачить жизнь в нищете, и на том свете ему тоже предстоит изведать многие муки. Но Рустам непреклонен, и тогда Симург вручает ему волшебную стрелу и открывает тайну, что исфандияра можно убить только в глаз, остальное его тело неуязвимо для оружия. Противники сходятся, и Рустам убивает Исфандияра волшебной стрелой Симурга. Вскоре после погребения Исфандияра Рустама отправляется в гости к брату; тот велит вырыть на пути Рустама волчью яму; Рустам верхом на Рахше проваливается в неё и его, беспомощного, убивают.

*832 Кедхода — у Фирдоуси староста селения. Исторически глава общины, низшей административной единицы Ирана. <…> В ряде случаев Фирдоуси переносит при¬вычные иранские обозначения в иноземную, здесь румийскую (византийскую) действительность. (Примеч. В. Г. Луконина.)

*833 Образование Хазарского царства относится к середине VII в. н. э., а Византии ско(руминско)-хазарские войны — к VIII — IX вв. Имя Ильяс <…> в источни¬ках, повествующих об исторических хазарах, не встречаются. (Прьшеч. В. Г. Луконина.)

*833Образование Хазарского царства относится к середине VII в. н. э., а Византии ско(руминско)-хазарские войны — к VIII — IX вв. Имя Ильяс <…> в источни¬ках, повествующих об исторических хазарах, не встречаются. (Прьшеч. В. Г. Луконина.)

От Заратуштры до Фрашкарда

От Заратуштры до Фрашкарда Часть 1

В данном разделе персонажи и реалии именуются их среднеперсидскими именованиями, а не «авестийскими», как в разделах 1—4, поскольку мифологические события, излагаемые в настоящем разделе, зороастрийская легендарная история приурочивает к селевкидскому, аршакидскому и сасанидскому времени, когда «авестийский» язык был уже мёртвым.

В раздел включены легенды, дошедшие в иранских источниках (за исключением поэмы «Бахрам Гур», не касающейся религиозных вопросов). Легенды о Сасанидах, известные только по персидским источникам, не рассматриваются.