Повесть индийского зороастрийца П.Х. Хавевалы откроет для Вас мир древней истории арийского народа, запечатлённой в первой священной книге человечества — Авесте. Первая из пяти книг этой повести рассказывает о великом переселении древних ариев с их Родины — Арктиды — на юг, на землю Урала. Несмотря на то, что основные действующие лица повести созданы воображением автора, это произведение основано на реальных исторических фактах и является результатом глубокого исследования древних текстов и археологических находок. И взрослые, и дети могут найти в повести принесённые на Землю ариями ключи к пониманию этого мира и задач человека в нём.

© Porus Homi Havewala, 1995

 

Порус Хоми Хавевала

САГА АРИЕВ

том I

ВЕЛИКОЕ ПЕРЕСЕЛЕНИЕ

_______________________________________________________________

Глава 1

Эта история началась двадцать тысяч лет назад, в эру скрытую от нас как покровом
тайны — временем. В эпоху героизма, в эру сильной, неукротимой отваги, когда мужчины были
сильны как львы, а женщины чисты как лунный свет, велась напряженная борьба против зла,
за благоденствие своего народа и детей.
В это время земной шар был почти необитаем. За исключением нескольких племен
дикарей в Африке и Индии, земля была свободна от людей. Большую часть планеты занимали
джунгли, кишащие опасными, дикими животными и пустыни, где люди не могли выжить.
Удивительно, но все же, было одно место на земле, пригодное для жизни. Самая верхняя
точка земного шара — Северный полюс был заселен людьми, которые гордо называли себя
“Ариями”. Что означало “Чистые” и ”Благородные”. Они были первой цивилизованной
нацией в истории человечества.
Арктика в те дни не была такой холодной и покрытой льдами как сейчас. Там было
тепло и арии жили очень комфортно. Арии называли свою землю “Ариана Ваэджа”,
что означало “Родина ариев”.
Великие правители управляли ариями на севере в эту эпоху. Мы расскажем о времени
правления царя Джамшеда или Иймы Вивангахо (Иймы Сияющего) как его называли в те дни.
Не было более великого правителя, чем царь Джамшед. Он был больше, чем просто человек,
возвысившись в своей любви к Ахура Мазде — Единому Богу. Он привел ариев к служению Ахура Мазде и арии при нем стали называться “Маздаяснийцами” — поклоняющимися Мазде.
Царь Джамшед был горячо любим за свое правление. И этому способствовали очень
веские причины. Это было золотое правление. Правление, во время которого не было бедных
в его королевстве. Старость и болезни были побеждены. Говорили, что во времена царствования
Джамшеда, если на улице вам встречались отец и сын, то невозможно было различить их, каждый
выглядел как пятнадцатилетний юноша. Настолько было благословенно его правление в те
времена.
Мы расскажем об одной семье из счастливых времен царствования Джамшеда, семье
Ноширвана — воина.
Ноширван стал воином с пятнадцати лет. Воин у ариев всегда имел собственную
колесницу или “ратх”, поэтому Ноширван назывался воином-колесничьим или
“ратхештаром”.
Белокурый, высокий красавец с львинной бородой, он женился в возрасте пятнадцати
лет на девушке, которую однажды мимолетно увидел на улице столицы царя Джамшеда.
Арийская девушка с кожей молочной белизны, с длинными косами украшенными искрящимся мельчайшим
бисером, плавно ниспадающими на ее платье с цветочным орнаментом, была поистине прекрасна.
Ее юное, невинное лицо излучало преданность, а губы тихо повторяли имя Бога “Ахура Мазда”, когда она
шла по улице. Ее звали Хавови, и она поразила Ноширвана, как только он ее увидел. Он
нашел ее родителей и попросил руки их дочери. Они дали свое согласие, ведь их дочь, как и Ноширван, скоро должна была достичь пятнадцатилетнего возраста, и оставалось лишь дождаться времени благоприятного для совершения обряда Ясны, для принятия их обоих в члены арийской общины.
Ясна — один из важнейших религиозных обрядов арийского народа, совершаемых на
природе. Ясна была самой древней и священной церемонией, в ходе которой проводилось
подношение Священному Огню, разводимому на громадном алтаре, стоявшему на возвышенности на открытом участке земли. Древние арийские гимны и молитвы пелись с большим усердием
священнослужителями. Арии поклонялись Ахура Мазде и его священным элементам: огню,
воде, земле, воздуху, растениям и домашним животным, а также — солнцу, луне и созвездиям ярко
сверкающим на небосводе. В своем пении они выражали свою любовь и преданность всем
перечисленным выше святыням, которые Ахура Мазда сотворил в помощь человеку и для
защиты человека от всех невзгод. Главным грехом арии считали быть нечистым во время
поклонения Богу, а также осквернение одной из почитаемых святынь. По этой причине
арии никогда не мылись в водах рек и водоемов, однако строго следовали принципам
гигиены. Таким образом, понятия гигиены и экологии появились за тысячи лет до тех пор как
современная наука открыла их.
Церемонию Ясны можно было совершать по достижению пятнадцатилетнего возраста,
тогда юноша или девушка принимались в члены общины путем обряда инициации, которую мы
сейчас называем Навжот. Юноше или девушке повязывался священный пояс кушти,
который в те дни назывался “Айвияонгахана”. Надев такой пояс, юноша или девушка
становились полноправными членами маздаяснийской общины ариев. Он или она гордо
носили кушти, как символ праведности и как знак законной принадлежности к народу ариев.
Таким образом, молодой гражданин получал право голоса на собраниях общины. Юноши после
инициации проходили испытание как воины и колесничие, чтобы в будущем они
смогли защитить маздаяснийскую веру от врагов, а свой народ от вымирания.
Такой была церемония Ясны около двадцати тысяч лет назад, когда Ноширван и
Хавови были приняты в число маздаяснийцев рода ариев. Когда Хавови гордо стояла с впервые
повязанным поясом кушти и получала поздравления от своей семьи и друзей, Ноширван подошел
к ней.
Внимание Хавови сразу было привлечено этим высоким, изумительно красивым молодым
человеком. Ее сердце забилось быстрее и все окружающие стали безразличны ей. Ноширван
встал около нее, поразив необъяснимым светом, шедшим из его глубоких карих глаз, и обратился к ней со
следующими словами: “Я выбрал тебя как свою жену, о, прекрасная Хавови. Примешь ли ты меня,
члена общины ариев, как своего мужа?”
Счастьем светились глаза Хавови. Юноша, стоявший перед ней, был красив, силен и уже
стал храбрым колесничим. Необъяснимый свет струился из его мужественных глаз. Он гордо
носил свой пояс кушти. Она зарделась румянцем.
“Да, я согласна”, — сказала она, опустив глаза с девичьим смущением.
Тут же вихрь радости охватил всех стоящих вокруг. Наполненные счастьем родители и друзья благословили Ноширвана и Хавови, пожелали им долгой счастливой семейной жизни и многочисленного потомства.
Спустя несколько часов, молодые были обвенчаны Заотрой или Верховным священником. Стоя на открытом воздухе перед алтарем священного огня, Заотра просил их уважать и бережно хранить традиции семьи ариев, наставлял их любить друг друга на протяжении всех дней жизни, быть преданными Ахура Мазде вместе как муж и жена, и порадовать Ахуру, царя и общину многочисленным потомством.
Заотра учил, что принести как можно больше новых жизней в мир, это долг каждого ария перед
Богом. Каждый молодой гражданин правильно воспитанный родителями будет ратхештаром,
воином Бога, защитником добра, победителем зла в этом мире. Чем больше будет ратхештаров, воспитанных в духе истины, тем больше радости у Ахура Мазды и царя.
Хавови была счастлива в браке. Ноширван относился к ней с большой любовью и
вниманием, и каждый чувствовал себя равным в этом браке. Проходившие годы были наполнены
блаженством. Хавови вдохновлялась новыми подвигами своего мужа, который защищал
отдаленные районы земель ариев от нападок диких животных и мародерства племен
нецивилизованных варваров.
В один из дней, когда Ноширван на своей колеснице защищал границы родины, у Хавови родилась маленькая девочка.
Ребенок был изумительно прекрасен. Когда Хавови взглянула на нее первый раз,
дыхание ее замерло от восхищения, и сразу забылись все тяжести родов, через которые она
только что прошла. Кожа у младенца была такой чистой как белоснежное облако на небе, глаза голубые, как родниковая вода на севере, волосы такие мягкие и светлые, как солнечный луч, упавший на землю. Улыбка этого невинного младенца могла растопить любой лед. Сердце Хавови наполнилось гордостью, и она прошептала малышке: ”О, маленький, только что пришедший на землю член общины ариев! Я, твоя мать, нарекаю тебя гордым именем Ясмин!”

Глава 2

Был вечер, солнце клонилось к закату. Дневные работы закончились и по традиции
общины ариев люди собрались на площади, мужчины и женщины все вместе, чтобы вознести
хвалу Ахуре, а затем попеть и потанцевать в свое удовольствие при свете факелов. Арии с
незапамятных времен были очень жизнерадостными.
Девушки в длинных платьях, встав плечо к плечу, взявшись за талии друг друга, начали
танцевать под звуки хлопков в ладоши собравшихся мужчин. Народ смотрел и радовался.
Отделившись от танцующих, одна девушка присела отдохнуть, точно луна отделилась от
остальных ночных светил. Высокая и утонченная, как прекрасная алая роза, девушка имела и
другие привлекающие внимание внешние данные: глаза морской синевы, длинные золотистые
волосы, образующие ореол вокруг ее лица. Когда она танцевала, ее тело полностью подчинялось
ритму. Ее прекрасно сложенную фигуру заметили все мужчины, собравшиеся вокруг танцующих.
Толпа вокруг танцующих постепенно уменьшалась, но шепот слышался из уст многих, собравшихся в эту ночь: “Кто этот благоуханный цветок ариев?”
Гордый голос ответил. Это был голос Хавови, жены Ноширвана: “Это моя дочь Ясмин!”
В этот вечер многие мужчины заметили дивную пятнадцатилетнюю девушку.
Один за другим они подходили к Ясмин, их ладоши хлопали в ритм мелодии танца, на их
лицах была улыбка, а глаза проникновенно смотрели на красавицу. Но ее девичья
застенчивость и неприступность заставила их всех капитулировать. Один за другим подходили
к ней молодые люди, горящие огнем своих чувств, пока она не подняла обе руки вверх и с губ
ее не сорвались куплеты следующей песни:
“Красивая внешность и изящные манеры —
Совсем не то, что я ищу.
Мне нужен храбрый, гордый воин,
Истинный преданный Ахура Мазды.
За такого человека я пойду замуж и
Буду верна ему всю жизнь”.
Вскоре, громкие крики разнеслись над толпой собравшихся. “Дорогу! Дорогу!
Посланник царя Джамшеда!” Тяжелая колесница проехала вблизи, ее железные колеса
сотрясли землю. Танцы прекратились, танцоры смешались с толпой, очистив площадь.
Люди собрались вокруг колесничего, величественно восседавшего на своей лошади.
Когда он обернулся к собравшимся, они увидели лицо молодого человека, почти еще совсем мальчика с проницательными карими глазами. Люди стали возмущаться, говоря, что он еще слишком молод, чтобы командовать и недоумевали, зачем он приехал сюда. Он был одет в доспехи ратхештара, которые состояли из кольчуги, сделанной из латуни, латунного шлема и пояса, поддерживающего острый меч.
У него также была “Вадхара” или железная дубинка с рукояткой в форме головы быка, почитаемого ариями.
Молодой ратхештар начал говорить. Все глаза были устремлены на него. Включая и
Ясмин, которая по-прежнему оставалась в окружении молодых людей. Она почувствовала дрожь в груди,
когда увидела этого юношу.
Затем она услышала его голос, который звучал как грохот водопада, отчетливо и повелительно.
“Мои дорогие братья и сестры! Меня зовут Пешотан, я сын ария Фрамроза из клана
Атхвайя. Моим предком был великий Фаредун. Я ратхештар, воин Бога Ахура Мазды и
великого царя Джамшеда”.
“Царь царей Джамшед приказал мне донести до вас, его подданных, которых он любит как своих детей, это послание. Сейчас я вам его прочитаю”.
“Я, царь Джамшед, служитель Ахура Мазды и правитель арийского народа, отдавая
дань уважения вам, мои подданым, хочу сообщить следующее:
События исключительной важности заставили меня принять решение. Действительно,
это решение имеет далеко идущие последствия для всей истории славного народа ариев. И об этом должен
знать каждый.
По милости Ахура Мазды у меня была возможность выполнять мои обязанности как правителя и даровать вам порядок, мир и процветание. Как вы хорошо знаете, Ахура Мазда научил меня благой религии, которую мы знаем как маздаяснийскую религию. Только один человек познал религию Ахура Мазды до меня, им был Гайомард, первый человек на земле. Наученный его религии, я просил Ахура Мазду сделать меня его пророком. Но Ахура отказал, сказав, что я непригоден для этого, и что я должен быть доволен ролью праведного царя арийского народа. Он благословил меня править в мире, изобилии и благоденствии.
Приняв волю Всемогущего Ахура Мазды, я просил его выбрать другого праведного
человека как его пророка и Ахура пообещал мне сделать это в те дни, когда благая маздаяснийская религия будет утеряна от содроганий жизни и потребуется спаситель для искупления ошибок людей. Таким спасителем будет Великий Заратустра, который воплотится у наших потомков. И с тех пор, мои дорогие, маздаяснийская религия будет называться маздаяснийской зороастрийской религией”.
Удивление и благоговейный трепет были написаны на лицах большинства людей,
услышавших эти слова. Слезы выступили на глазах некоторых, и шепот пронесся над толпой:
“Благословен Заратустра, обещанный пророк!
Благословен Ахура Мазда — Бог Богов!”

Глава 3

Ратхештар, стоявший выпрямившись словно по струнке в своей колеснице, сделал паузу в чтении. Люди с нетерпением ждали. Они понимали, что царь Джамшед хочет сообщить что-то крайне важное
им.
“Продолжай храбрый Пешотан, читай дальше!”, — раздался голос из толпы и другие
вторили ему. Пешотан поднял руку и немедленно шум стих. “Мои дорогие братья и сестры, я продолжаю
чтение послания царя”.
“Я, царь Джамшед, правитель арийского народа, таким образом, удостоился высшей
милости Бога Ахура Мазды. Но мои дорогие сограждане, трудные времена с угрозой встают на
пути ариев.
Великий Ахура Мазда, Бог ариев, сказал мне следующее: “О царь, тяжелые
времена будут уделом народа ариев. Тьма придет и наступит лютая зима. Снег выпадет, озера
замерзнут, урожаи погибнут. Земля родины ариев, Ариана Ваэджа станет вечной мерзлотой,
непригодной для жизни.
Я Ахура Мазда, твой Бог и Бог всего мира, хочу предупредить тебя о грядущих
событиях. Мое желание, чтобы арийские народы и их вера никогда не погибли. Более того, ты
должен сделать необходимые приготовления.
Проинформировав меня, Ахура Мазда облагодетельствовал всех нас. Он сделал все
возможное, чтобы подготовить великое переселение, которое предстоит нашему народу.
Мужайтесь, мои дорогие братья и сестры. Мы должны будем оставить наши
любимые дома и двинуться на юг. Мы должны будем вырвать с корнем из наших сердец
привязанность к своим домам, имуществу и двинуться в путь. Помните, мы ответственны за
благоденствие наших детей, за будущее народа ариев. Мы делаем это для того, чтобы
маздаяснийская религия ариев сохранилась. Ради будущего, мы должны оставить нашу
древнюю родину и идти вперед!”
Гробовая тишина воцарилась среди собравшихся. Они смотрели на ратхештара,
взгляд которого потух и лицо было опущено. Они смотрели друг на друга. Казалось, что
беспокойство и страх мгновенно отразились на лицах всех людей, охваченных паникой. И в
это мгновение одна старуха пронзительно закричала:
“На юг! А великий Ахура защитит ли нас от чудовищ и варваров, которые обитают в
тех местах? Как мы будем пробираться через эти дикие племена?”
Ратхештар вскинул голову, когда услышал эти слова. Он вздохнул полной грудью, весь
его пыл отразился на лице, красный от отваги он произнес с чувством гордости:
“Я ратхештар, воин истины.
Защищать добро и бороться со злом — мой долг.
Я верю, что Ахура Мазда защитит меня на этом пути.
Мой священный пояс кушти — это мои доспехи.
А свои молитвы я возлагаю на мой острый меч.
Десяток таких как я, победит десять тысяч чудовищ.
О люди, не бойтесь!
Имейте веру в Ахура Мазду и пусть он ведет нас.
Пусть он ведет нас к нашим новым домам,
Ради наших детей и их будущего.
Чтобы истинная религия всегда была жива.
Имейте веру в Ахуру и пусть он ведет нас! ”

В этот решающий момент грянул гром. Черная туча закрыла небо. Яркая вспышка света
и страшнейший удар молнии потряс землю, так что казалось, она была готова разлететься на части.
Предначертанное свершилось. Впервые в истории Арктики снег валил беспрестанно; большие куски льда летали по воздуху, переносимые ураганным ветром. Наступление тьмы на древнюю родину ариев началось. Окончилась золотая эра древнего человечества. Ужасная ледянная эра началась.
Но люди не паниковали. Они храбро выходили на улицу из своих домов, с вызовом
подставляя свою грудь под сбивающие с ног порывы ураганного ветра с именем Ахура Мазды на устах.
День великого горя народа ариев настал. Но в сердце Ясмин и всех других ариев
в этот день, двадцать тысяч лет назад было одно желание — сохранить пламя религии Ахура
Мазды живым и сильным. Только один вопрос занимал умы ариев — смогут ли силы тьмы
победить их, завалив тоннами снега все вокруг: их дома, их дороги, их колесницы, их урожай на
полях, заморозив тела и души людей. И смогут ли они выдержать этот долгий поход на юг, через
опасные земли, где чудовища и варвары ожидают их на каждом шагу. Сможет ли народ ариев
пройти через все эти трудности и беды, так неожиданно свалившиеся на них.
В груди молодой Ясмин теплилась надежда, что она увидит молодого ратхештара еще
раз. Но рассудок доказывал ей, что шансы чрезвычайно малы и она никогда больше не увидит
его, ведь предстояло великое переселение на юг, когда десятки тысяч людей будут в движении.
Так что очень тяжело будет найти Пешотана.
Ясмин на мгновение закрыла глаза и ее губы произнесли священную молитву:
“О, Ахура Мазда! Милостей податель!
Единственное, что прошу у тебя сегодня —
Дай мне возможность увидеть этого
Храброго юношу еще раз.
Пешотан, герой ратхештар
Запал мне в душу как никто другой”
Глава 4

Солнце исчезло. Тьма нависла как черное покрывало над всем миром. Снег валил
непрестанно, с воем дул пронизывающий холдный ветер.
Прекрасная родина ариев — Ариана Ваэджа — превратилась в ледянную пустыню.
Сквозь непроглядную пелену снега, наперекор продувающему насквозь ветру
пробирались отважные люди. Длинная, полная опасностей дорога предстояла им. Арии
покидали свою любимую родину.
Со слезами на глазах мужчины и женщины навсегда расставались со своими домами и
садами. Неся на руках маленьких детей, они садились в колесницы. Домашние животные были
с ними — собаки, коровы, быки, козы и петухи, всех забирали с собой. Арии направили коней своих
колесниц на юг.
Покидая свою родину, двадцать тысяч лет назад, они видели, как их дома рушатся и
падают под толщей снега, как их деревья, посаженные и выращенные с такой заботой и любовью,
вянут и замерзают, как птицы падают замертво на землю замерзшими. Но арии не сдавались,
они верили в Ахура Мазду и с именем его делали каждый шаг. Они были истинными
маздаяснийцами, преданными Ахура Мазды.
Пожалуй, легче было бы просто взять и умереть. Но они должны были жить, ради своих
детей и их светлого будущего. Они должны были жить для того, чтобы древняя религия ариев
сохранилась, их чистая вера не могла умереть. Вера, которая была доверена им Гайомардом,
первенцем ариев и первым человеком на земле.
Воины ратхештары уверенно вели свои колесницы. Их острые мечи, длинные копья,
тяжелые дубинки, украшенные массивной головой быка, всегда были наготове, чтобы
в случае необходимости защитить жизни последователей Ахура Мазды.
Пешотан, бравый ратхештар был впереди колонны. Вместе со своим командиром,
генералом Дарабом, который имел под своим началом отряд в десять тысяч лучших воинов, личную гвардию царя ариев Джамшеда.
Четыре сильных белых коня везли колесницу Пешотана, их громкое ржание разносилось
далеко вокруг. Пешотан уверенно управлял ими.
Кивком головы Дараб подозвал Пешотана, тот моментально остановил свою колесницу
и подошел к командиру.
Доблестный генерал ариев Дараб ласково смотрел на Пешотана. Он поистине гордился
этим отважным юношей, который служил под его началом.
“Пешотан, мой бравый офицер! Я полностью полагаюсь на тебя. Иди, распорядись
дислокацией колесничих, чтобы в любой момент они могли защитить нашу колонну со всех
сторон”.
Пешотан склонился в почтении. Дараб поднял руку, и целый снежный столб вырос перед
лицом молодого воина.
“А тебе самому, я приказываю, объехать всю нашу колонну и убедиться, что все люди
находятся в безопасности и никаких неприятностей и бедствий не произойдет во время нашего
долгого пути”.
После этих слов лицо молодого Пешотана приняло грустный и задумчивый вид. Генерал
Генерал Дараб быстро заметил это.
“Помни о своем долге!”
Пешотан тут же пришел в себя и преданно посмотрел на Дараба. Он сказал с юношеским
пылом.
“Мой генерал! Я должен быть здесь, с тобой! Впереди нас лежат земли, кишащие
ужасными чудовищами и дикими варварами. Тебе будет дорог меч каждого ария, который
окажется около тебя, каждый воин способный защитить добро от зла!”
Дараб улыбнулся. “Пешотан, центр должен охраняться не менее бдительно, чем передняя
линия фронта. Ты говоришь убедительно, но что, если враги проникнут к нам с тыла, и захватят
наших людей без нашего ведома? Кто тогда защитит ариев, они будут взывать о помощи к
нам, таким далеким от них. Но мы их просто не услышим. Арии нуждаются в тебе, о, храбрый
юноша. Так иди к ним, не медли более, видишь, снегопад все усиливается”.
Пешотан протянул обе руки и положил ладони командира в свои собственные. Это
было древнее приветствие ариев, известное как Хамазор. Казалось, оба человека
необыкновенно воспрянули духом, после того как совместно произнесли боевой клич:
“Победа за Ахурой Маздой!”
Добро, несомненно, одержит полную победу над злом.
Затем оба воина сели на свои колесницы и разъехались в разные стороны, их
просветленные лица отражали преданную веру в великого Ахуру. Каждый осознавал свою
ответственность перед согражданами. И как верные воины Бога против зла, каждый знал, что
прежде всего, он должен выполнить свой долг — защитить ариев от всех опасностей,
которые могут возникнуть на их пути. Таков был обет воина, ради которого не жалко отдать и
свою жизнь.
Что будет, если в этой битве они проиграют? Что произойдет, если зло одержит победу
над добром? Что, если все эти понятия — только преходящая иллюзия: война до победы, война
добра со злом? Что будет, если высшему понятию добра, которое они называли именем Ахура,
придет конец?
Это было великое испытание для древних ариев.
Глава 5

Пешотан гнал лошадей с такой скоростью, что колесница сильно качалась из стороны в
сторону. Земля содрогалась под тяжелой колесницей, с грохотом мчащейся по дороге. Минуты
превращались в часы. Через некоторое время, сквозь тьму и снегопад он смог отчетливо
различить длинную вереницу колесниц и повозок семей ариев, двигавшихся гораздо
медленнее его.
В каждой из них горел огонь, прикрытый от порывов ветра, навесом колесницы. Свет от пламени,
позволял семьям ехать друг за другом, и не сбиваться с пути. Пламя так усердно защищаемое
от валящего снега и пронизывающего ураганного ветра было личным Священныи Огнем каждой
семьи ариев.
С незапамятных времен, с начала сотворения мира, народ ариев поклонялся священному элементу — стихии Огня. Огонь всегда воспевался в их гимнах и был величайшим даром Ахура Мазды людям.
Сначала Ахура сотворил мир, затем растения, животных, и, наконец человека, но все они
были безжизненны. Тогда Ахура сотворил огонь. О чудо! Этот священный огонь вдохнул жизнь в
тела созданий Ахуры, заставил их вибрировать в ритме жизни. Огонь — животворящая сила —
был частью Бога, которую он отдал нам, которая каждого человека сделала воином на стороне
добра против зла или ратхештаром.
Если человек не следует этому долгу, установленному Богом, если он не борется против
зла в любой форме, он отбрасывается за пределы праведной жизни, он становится трусом и предателем
Бога.
Гимном огню, который пелся в каждой семье ариев раз в день, они отдавали долг
уважения огню как Божественному Очистителю. Огонь, самый чистый элемент Бога, вдохновлял
ариев на совершение подвигов великой чистоты и героизма. Каждая семья знала, что
домашний огонь, который незатухая горит в их доме, оказывает очищающее воздействие на всех
их.
Пешотан повернул своих коней в сторону линии мерцающих огней колесниц и повозок ариев. Он
направил свою колесницу навстречу ветру, который буквально сдувал его с ног, и вертел его
мощную, тяжелую дубинку, украшенную головой быка во все стороны, как легкую пушинку.
Одна колесница вскоре приблизилась к нему. Когда всадники поравнялись, он увидел
своего друга детства Фероза.
Руки Пешотана и Фероза встретились в древнем приветствии ариев Хамазор, на
лицах обоих сияла улыбка. Фероз, крепко сложенный молодой арий был верным другом Пешотана.
Их семьи дружили в течение многих лет. Пешотан и Фероз вместе играли, а став постарше —
вместе молились Ахуре.
Фероз улыбнулся снова. Не забыл ли его друг годы проведенные вместе на их
утраченной родине Ариана Ваэдже? Взгляд Пешотана затуманился нахлынувшими
воспоминаниями. Как они вместе радовались своим детским играм, как затем вместе ходили в
Арияпаташан — религиозную школу древних ариев. В школе, располагавшейся на открытом
воздухе среди чудной природы, наставники обучали их принципам веры ариев в Ахуру
Мазду и различным ремеслам. Большинство обучалось как воины, и только немногие изучали
священные гимны и готовились стать Атраванами или первосвященниками. Каждый мог выбрать
индивидуально свой жизненный путь. Девочки имели равные права с мальчиками, они обучались
рукоделию, но одной из главных их задач было научиться поддержанию огня в домашнем
алтаре.
Мысли Пешотана вернулись к действительности. Его губы только начали произносить
слово, как внезапно раздался душераздирающий рев. Пешотан сильно сжал руку Фероза.
Оба воина замерли как вкопанные около своих колесниц. Их глаза широко открылись
от неожиданности и удивления, некоторое время они стояли как парализованные под валящим
снегом.
Это было что-то необычное, такое, чего они никогда не видели раньше. Чудовище!
Громадное, высотой в тридцать футов животное с длинной черной шерстью, злобно торчащими
изогнутыми клыками и большими красными горящими глазами. Мамонт доисторической эпохи!
Он шел прямо на двух ратхештаров.
Глава 6

Холодящий кровь рев этого чудовищного животного еще раз разодрал окружающую
тишину. Ратхештары сконцентрировали все свои силы, готовясь к встрече с ним.
Воины знали, что они должны делать. Ни при каких обстоятельствах нельзя было
позволить этому чудовищу появиться среди колонны семей ариев, нужно было защитить от
него женщин и детей. Может произойти большое кровопролитие, если они не остановят мамонта.
Две колесницы были разведены в разные стороны и поставлены на достаточном расстоянии
друг от друга. Не дожидаясь решающего момента, Пешотан и Фероз обнажили свои тяжелые
латунные мечи, и, не медля ни минуты, направили своих великолепных белых коней навстречу
чудовищу.
Их звонкие юношеские голоса потрясли воздух древним боевым кличем ариев:
“Победа за Ахура Маздой!”, когда они стремительно бросились против ужасного чудовища.
Фероз был впереди со своим копьем. Тяжелое латунное копье просвистело в воздухе и
ударило мамонта в плечо. Взвыв от боли, доисторическое чудовище направилось прямо на
своего мучителя, подцепило его на свои длинные бивни и подбросило высоко в небо.
С криком “Нет!”, сорвавшимся в отчаянии с уст, Пешотан, обезумев от горя,
стремительно кинулся на мамонта, нанеся ему смертельный удар копьем прямо в череп.
В предсмертных судорогах чудовище рухнуло на колени. А Пешотан устремил свою
колесницу к тому месту, куда упало тело Фероза. Глаза его были полны слез, он спрыгнул с
колесницы и подойдя к умирающему другу, осторожно положил его голову на свои колени.
Глаза Фероза были полузакрыты, взгляд его тускнел; было видно, как одна слеза
застыла на его щеке.
Снег заметал эти две фигуры, сильный ветер кружился подобно демону вокруг их
голов. Умирающий воин, с трудом переводя дыхание, прошептал плачущему другу:
“Не плачь, мой доблестный друг!
Я умираю, зная, что защитил наших людей.
Я оставляю тебя навсегда.
В руки Ахуры себя предаю.
И когда я уйду, ты должен
Продолжать наше общее дело —
Защитить нашу древнюю религию от зла!
Я умираю, но вера в Ахура Мазду
Не должна умереть никогда! ”

Последние слова прозвучали очень отчетливо. Однако сразу после них, тело храброго
юноши утратило все признаки жизни.
Пешотан поднялся. Снег уже почти засыпал безжизненное тело. Простившись с другом
последним взглядом, Пешотан быстро зашагал к своей колеснице.
Вдали виднелась движущаяся колонна колесниц и повозок ариев, продолжавшая свой героический поход на юг. Сильный снегопад, не утихавший так много дней, теперь стал значительно слабее. Однако
воздух был настолько морозным, что глаза постоянно слезились, и надо было чем-нибудь прикрывать их от холода.
Небо стало проясняться до лазурной голубизны и громадное солнце поднялось.
Солнце! Возлюбленное светило ариев, дающее тепло и жизнь земле! Особое творение Ахура
Мазды на пользу человечества.
Многие из семей ариев остановились в этот момент, чтобы вознести хвалу
восходящему золотому светилу. И воздух наполнился тысячами голосов, радостно и
торжественно поющими священные стихи и гимны, восхваляющие сияющее небесное
светило.
“Если солнце не будет светить всем”, — пели арии, “злой дух разрушит совершенное
творение”. Солнце они называли Хваре Кшаета (Сияющий царь). Позднее от этого произошло
другое название солнца — Хваршат, которое более знакомо нам. Солнце — вечный источник света.
Когда солнце сияет тысячи духовных существ, сотворенных Ахура Маздой, посылают свою помощь на землю, обеспечивая поддержку праведным творениям Ахуры.
“Когда солнце сияет”, — пели арии с преданностью и любовью, “земля созданная
Ахурой становится чище. Цветущие воды рек очищаются. Воды родников, морские воды,
стоячие воды становятся чище”. Священные лучи солнца очищают даже разум человека и
увеличивают праведность тех людей, которые сохранили свое сознание открытым их
благотворному, очищающему действию.
Сокровенным желанием ариев было пламенное стремление к тому, чтобы солнце
оказало положительное влияние на них, сделав их более искренними, праведными и чистыми, в
преданном служении великому Ахура Мазде, древнему Богу ариев и Богу всего мира.
Глава 7

Арии молились с усердием тому, кто послал им сияющее солнце, помогающее
противостоять злу и темноте, помогающее обнаружить воров и грабителей, помогающее
разоблачить чародеев и колдунов. Тому, кто дает радоваться яркому светилу, они молились
почитаемому Ахура Мазде, создавшему священные законы, создавшему их собственные души.
Тому, кто создал солнце, дающее тепло и столь яркий свет.
Вот почему чистые, доблестные арии всегда с трепетным уважением относились к
восходящему солнцу. Вот почему, закончив петь свои гимны, они обратились с пламенной
молитвой к солнцу, величайшему творению, созданному Богом. Арии просили сделать их
чище и сильнее, для того, чтобы они смогли выстоять в этой борьбе против зла, которое
грозит уничтожить их народ. Они просили дать им силы, чтобы они смогли преодолеть все
трудности во время великого переселения на юг.
Впереди отважно двигавшейся колонны семей ариев лежала белая ледянная
пустыня, черезвычайно холодная, безжизненная и негостеприимная. Вокруг них, со всех
сторон, насколько позволял видеть человеческий глаз, была та же самая ледянная белизна.
Когда, напрягая слезившиеся глаза, они всматривались вдаль, то взгляд их неизменно
натыкался на промерзшую, белую равнину, либо громадные снежные горы и глыбы льда.
Ясмин, этот цветок народа ариев, переносила тяготы пути наравне с остальными. Ее
прекрасное лицо разрумянилось от преданности, когда она молилась восходящему солнцу,
воздев к нему руки со своим священным поясом кушти. Затем она отдала дань уважения
своим матери и отцу, как было заведено у ариев.
Ноширван, ее отец вел колесницу с легкостью, приобретенной долгим опытом. Он
постарел, однако, сила и храбрость еще не оставили его. Он был также отважен, как в годы
своей молодости, когда побеждал диких зверей голыми руками. Его верная жена, Хавови
стояла около него, ее волосы развевались на ветру, одной рукой она держалась за талию
своего мужа.
Ясмин сидела на маленьком сиденье в колеснице. Ее чистое и невинное лицо, глубокие
голубые глаза, отблескивающие, золотом локоны были прекрасны в лучах солнца. Она смотрела на
горы снега и льда вокруг. Страдания, которым она подвергалась во время пути, придали
некоторую величественность ее лицу.
Она размышляла о храбром воине Пешотане и дне когда впервые увидела его как
посланника великого царя ариев Джамшеда. Ее ум терзался сомнениями: увидит ли она
его еще раз? Взгляд ее погружался вглубь себя, когда она думала о том, как эта встреча
произойдет.
Вскоре оглушительные крики раздались всего лишь в каких-нибудь двадцати футах
от колесницы Ясмин, земля содрогнулась с ужасающей силой. Ледянной настил, по которому
проехало несколько колесниц, осыпался под их тяжестью и громадная пропасть представилась
перед испуганными глазами Ясмин и ее родителей.
Жалкие рыдания, пронзительные крики, ржание лошадей остались в воздухе, а
колесницы вместе со своими всадниками провалились в эту зияющую бездну. Люди бросились
вперед к краю зияющей пропасти, но ничего уже нельзя было сделать.
Колесницы и обреченно кричащие люди, ехавшие в них, были заживо погребены под тоннами
снега и льда, обрушившимися в пропасть, вслед за ними. Такова была ужасная ледянная смерть многих семей ариев.
Злой дух победил человека, лучшее творение Ахура Мазды. Увы, победа была временно на
стороне зла. Но злой дух будет побежден Ахурой в конце мира. И человек, как ратхештар, воин Бога будет важным помощником в достижении этой победы.
Глава 8

Ноширван, опытный воин, тут же взял командование на себя. Впереди его колесницы
и тех, что следовал за ним, лежала широкая ледянная пропасть, которая уже поглотила менее удачливых сограждан. Но они не хотели умирать бесцельно.
В сердцах тех, кто увидел смерть других, в этот день укрепилась решимость, что они
смогут преодолеть все напасти и испытания, которые выпадут на долю ариев. Они смогут защитить древнюю религию ариев, религию Ахура Мазды, даже перед лицом смерти и надвигающихся опасностей. Они будут защищать свою религию до последней капли крови и до последнего вздоха.
Ноширван осмотрел край пропасти. Она простиралась, так далеко насколько глаз мог
видеть. Он развернул свою колесницу лицом к другим. Вокруг царила гробовая тишина.
“Мои сограждане, доблестные арии! Нельзя терять время. Мы должны преодолеть эту пропасть, как можно скорее. Пусть одни из вас объедут ее справа, а другие слева до конца, либо найдите неглубокие места
пропасти, где бы мы смогли пересечь ее”.
Колесничие подняли свои руки в знак согласия.
“Мы с тобой, храбрый Ноширван! Веди нас!”
Каждый из присутствующих знал этого храброго, старого воина и какие доблестные подвиги он совершил на поле брани. Они знали, что он ратхештар и истинный воин Ахура Мазды на стороне добра против зла.
Славный воин пронесся на своей колеснице вокруг всех собравшихся. Его жена Хавови
и дочь Ясмин с гордостью смотрели на Ноширвана, уводившего остальных воинов на обследование пропасти. Лошади энергично заржали, когда всадники уверенно взяли курс вдоль бесконечно широкой зияющей ямы.
Снег и мелкие льдинки шквалом вздымались из-под копыт лошадей, застилая всадникам глаза. Так что создавалось впечатление, что эта пропасть никогда не закончится, и они будут ехать вечно. К счастью, ширина пропасти была не везде одинакова и через некоторое время, они нашли место шириной не более двух, трех футов.
Ноширван, увидев узкое место, остановил свою лошадь и поднял руку, подавая знак следовавшим за ним всадникам. Они могли не найти конца пропасти, поэтому это место было весьма подходяще для пересечения ее.
“Преданные Ахура Мазды! Настало время! Мы должны пересечь эту пропасть прямо
сейчас и продолжить наш великий поход на юг!”
“Однако было бы неоправданным риском пересекать эту пропасть на наших, тяжело
нагруженных колесницах. Пусть все люди сойдут со своих колесниц, и пересекут пропасть пешими.
Наших лошадей и колесницы мы проведем после того, как все члены наших семей перейдут
пропасть”.
Гул одобрения двухсот семей подтвердил правильность слов Ноширвана. Затем, один за другим, семьи ариев начали пересекать пропасть. Женщины и дети шли первыми, перепрыгивая через земную трещину в три фута. После них мужчины осторожно проводили своих коней и колесницы. Временами колеса зависали над пропастью, и колесницы приходилось вытягивать с безопасной стороны.
Ноширван отказался пересекать пропасть, пока все семьи ариев не будут в безопасности. Он отрицательно качал головой на просьбы друзей преодолеть пропасть безотлагательно. Через час после того, как все семьи благополучно перебрались через пропасть, настала очередь преодолеть пропасть последней семье — семье Ноширвана.
Ясмин и ее мать Хавови пересекали пропасть медленно с именем Ахура Мазды на устах.
Когда они оказались в безопасности, то стали подавать знаки Ноширвану, чтобы он шел за ними
следом.
Старый воин взял поводья своей тяжелой колесницы и медленно направил лошадей к пропасти. Вдруг случилось неожиданное.
С глухим хрустом лед под Ноширваном стал обваливаться. Ясмин и ее мать глазами полными ужаса следили, как лед начал осыпаться снова. Ноширван стоял в своей колеснице непонимая, что происходит.
“Отец! Назад!”
Ясмин подбежала к краю осыпающейся пропасти, на ее лице отразился панический ужас.
Не отдавая отчета в своих действиях, она стремительно прыгнула в колесницу к своему отцу. Никакие
опасности ее не пугали, она думала только об отце.
Как только ее ноги коснулись пола колесницы, лед опять начал обваливаться и каскадом падать в громадную трещину.
Ясмин не удержала равновесия и полетела в эту ужасную зияющую пропасть, засыпаемая сверху массой отколовшегося льда. Однако Ноширван успел ухватить ее своей сильной рукой за талию и с трудом затащил обратно в колесницу. При этом он сам чуть не угодил в недра земли вслед за дочерью. Ноширвану удалось сдвинуть колесницу назад, от опасного края осыпающейся пропасти.
Хавови наблюдала за всем происходившим с противоположной стороны. Ее поза и
глаза выражали панический ужас. Она видела своих мужа и дочь в опасности, но непреодолимая пропасть отделяла ее от них.
Она бросилась к своим возлюбленным, крича их имена, не обращая внимания, на глубокую зияющую пропасть перед ней. Большого труда стоило друзьям и родственникам отановить ее и
вернуть обратно.
Тучи закрыли все небо, стало темно. Безмолвно стоявшие у края пропасти арии через некоторое время были вынуждены уйти. Слезы бессилия катились по их щекам, когда они видели эту
ставшую непреодолимой пропасть.
Семья ариев была разлучена силами зла. Любящие души оказались по разные стороны пропасти. Жена, которая была неразлучна со своим мужем; мать, которая никогда не оставляла без присмотра свою драгоценную дочь с момента ее рождения, теперь была вынуждена расстаться с ними. Хавови осталась абсолютно одна. Родственники оставили ей пустую колесницу, а сами продолжили свой великий поход на юг.
Если бы небеса могли сострадать, то сейчас они бы плакали вместе с Хавови.
Глава 9

Наступила ночь. Одна колесница с грохотом ехала вдоль края безбрежной ледянной
пропасти, ее всадники искали конец этой громадной пропасти. Тогда они смогли бы объехать
ее и присоединиться к сотням семей ариев, преодолевшим эту преграду вчера.
Ясмин закрыла глаза. Ее сердце разрывалось от горя, она прильнула к груди отца.
“Отец! Увидим ли мы нашу маму снова?”
Ноширван держался бодро, на его лице не было и малейших признаков сна. Он ласково
погладил дочь по голове, и, обняв ее, произнес.
“Ясмин, Ясмин. Моя дорогая дочь. Имей веру. Умей терпеть. Повторяй имя Ахура Мазды. Верь в его божественный промысел и милость к нам”.
Действительно, подарок Ахура Мазды человеку — это надежда. Если человек имеет надежду,
он не будет беззащитным и найдет в себе силы, чтобы преодолеть все беды и страдания.
“Быть унылым, значит идти против заповедей религии ариев. Быть подавленным недостойно нас. Пусть наши мысли будут жизнерадостны и будем постоянно благодарить Ахура Мазду за то, что мы просто живем”.
Рассвет забрезжил, чудный рассвет! Солнце взошло, освещая всю землю своими лучами. Лед сверкал и искрился своей чистой белизной, когда отец и дочь остановили колесницу, чтобы
пропеть хвалебные гимны восходящему солнцу.
Арии всегда поступали так с незапамятных времен. Отец и дочь совершали этот
ритуал и сейчас. С молитвами они подняли к солнцу свои священные пояса кушти.
Ясмин опустилась на колени перед своим отцом. Глаза ее были влажны от слез.
Ноширван благословил ее с отеческой любовью. Каждый арий должен был отдавать дань
уважения своим родителям ежедневно после утренней молитвы. Ведь само слово арий означало
“благородный и чтущий предков”.
Ноширван теперь повел свою колесницу более медленно. Румяное лицо его дочери
светилось преданностью и любовью, когда она смотрела на своего отца и слушала его
объяснения божественного промысла Ахуры. Родители у ариев всегда учили своих детей быть
воинами Бога в битве добра со злом. Каждый ратхештар, воин Бога должен был бороться со
злом в любой форме его проявления.
Если ратхештар замечал злые наклонности в своем товарище, он должен был открыто
и бесстрашно сказать ему об этом и попытаться направить его на истинный путь Аши
(Праведности). Если он замечал нечистоту в каких-либо других творениях Бога, таких как реки
и деревья, он должен был попытаться очистить их. Для сохранения чистоты души и тела,
непременным условием было следование по пути Аши.
Далее Ноширван стал объяснять Ясмин, в чем заключается путь Аши. Аша или Арта
(Рта на санскрите) является великим законом космоса. Все вокруг подчиняется этому закону,
который создал сам Ахура Мазда. Когда планеты вращаютя, они следуют закону Аши. Когда реки текут
и впадают в океан, они следуют закону Аши. Когда человек стремится к праведности, он
следует закону Аши.
“Таким образом”, как объяснял Ноширван своей дочери, “Аша означает следование
закону природы”. Быть честным, чистым и преданным Ахуре значит быть таким как Творец
создал нас. Быть чистым и не допускать загрязнения любого творения Ахуры, значит следовать
закону природы. Поэтому последователи пути Аши, древние арии строго соблюдали законы
экологии и гигиены за тысячи лет до того, как эти понятия наука ввела в современный обиход.
Солнце достигло зенита. А колесница все еще медленно двигалась вдоль края пропасти.
Ноширван объяснял основы веры ариев своей внимательно слушавшей дочери. Вдруг
хриплый крик пронзил воздух. Ноширван и Ясмин, прервав свой диалог, стали оглядываться в
удивлении.
На расстоянии мили от них, группа всадников, с крикам и гиканьем, стремительно
двигалась в их сторону. Даже с такого расстояния Ноширван смог распознать их. Он посмотрел
на Ясмин и сказал кратко, но выразительно:
“Варвары!”
Варвары! Заклятые враги ариев. Дикие племена, жившие на окраинах Ариана Ваэджи.
Они не верили в Ахура Мазду и не имели своей собственной религии. Они совершали
зверские ритуалы, включающие человеческие жертвоприношения, молились демонам и силам
тьмы.
Варвары всегда завидовали ухоженным городам и поселениям ариев на их древней родине Ариана Ваэдже. Во времена правления славной царской династии ариев Кавиев, величайшим представителем которой был Ийма Сияющий или Джамшед, арии достигли апогея своей цивилизации. Медицина, хирургия, сельское хозяйство, экология, астрономия и астрология были в совершенстве изучены ими.
Все это служило развитию дикой зависти у варваров, которые не могли пользоваться аналогичными благами цивилизации и процветания.
Варвары всегда беззастенчиво разглядывали прекрасных и опрятных арийских женщин
с нескрываемыми похотливыми желаниями.
И теперь, банда этих самых дикарей со свирепыми криками и гиканьем стремительно
приближалась к Ноширвану и его возлюбленной дочери Ясмин, прекраснейшему цветку из рода ариев.
Глава 10

Ноширван спустился со своей колесницы и замер. Он стоял, высокий и прямой, обратив
свое мужественное лицо к приближающимся варварам. Арии никогда не убегали от своих врагов. Ноширван был ратхештаром, воином Бога. Храбрость как кровь текла в его жилах.
“Будь смелой Ясмин. Действуй как истинная дочь народа ариев!”
Старый воин сделал низкий поклон. Он закрыл глаза на мгновенье и древний гимн
слетел с его уст.
Это был гимн Вертрагне, богу войны ариев, который олицетворяет победу добра
над злом. Вертрагна, в более поздние времена известный как Бахрам Изед, всегда призывался
воинами ариев перед началом битвы.
Вдруг, как предзнаменование грядущей битвы, первая стрела просвистела над склоненной головой Ноширвана.
Эта быстро летевшая стрела была как гром среди ясного неба. Стрела была запущена с такой силой и меткостью, что преодолев громадное расстояние, все еще отделявшее их от группы варваров, пролетела в опасной близости от горла Ноширвана.
Крики всадников смешивались с ржанием лошадей. Искаженные злобой, неистовые лица варваров были уже отчетливо различимы.
Варвары почти достигли колесницы. Свирепо крича, они окружили колесницу и напали одновременно со всех сторон. Ясмин стояла впереди отца, закрытая его щитом.
Ноширван, не переставая размахивал своей массивной железной булавой или вадхарой,
украшенной головой древнего быка с разящей стороны.
Ясмин еле дышала от испуга и ужаса. Она видела варваров, этих заклятых врагов народа ариев впервые.
Полуобнаженные и темнокожие, одетые в необработанные шкуры животных с ожерельями из человеческих костей на шеях. Визжащие и кричащие, сидящие без седел на своих лошадях, с безобразными свиноподобными лицами варвары вызывали неописуемый страх у молодой девушки.
Ноширван размахивал своей тяжелой вадхарой безостановочно. Его удары были
настолько сильны, что часто сбрасывали одновременно по два врага с их лошадей. Следующим
сокрушительным ударом он разбил череп одному из неприятелей.
Поняв, с кем имеют дело, варвары отвели своих лошадей на безопасную дистанцию,
отступая перед его разящим оружием. Они начали осознавать, что нелегко будет победить этого сильного воина.
Они уже почти отступили, повернув назад своих коней. Как вдруг один из банды заметил испуганную фигурку, прильнувшую к ногам Ноширвана. Во время битвы Ясмин присела, прячась за отцом.
Лицо варвара расплылось в возбужденной улыбке, он громко закричал другим о том, что увидел.
Ясмин, прекраснейший цветок ариев, теперь стала трофеем для победителя.
С одной стороны этой битвы за нее был ее собственный отец, готовый положить свою
собственную жизнь за сохранение ее девичьей чести. С другой стороны были жестокие варвары
полные похоти и желания.
Варвары атаковали с возобновленной силой. Они хотели любой ценой получить этот трофей.
Ноширван занес руку с мечом, чтобы поразить неприятеля, но сам был пронзен вражеским копьем
в грудь с правой стороны.
“Отец!” — крикнула Ясмин. Но было уже поздно, рука Ноширвана опустилась и сам он
упал.
Верные кони колесницы Ноширвана понесли вперед, когда увидели, что их хозяин
ранен. Они буквально атаковали варваров, летя так, что копыта почти не касались земли. Ясмин удалось поймать поводья, когда колесница прорвала кольцо окружения варваров.
Она стала подгонять коней все быстрей и быстрей. Варвары стремительно кинулись вдогонку, раздосадованные, что их трофей ускользает от них. С дикими криками они направили своих лошадей вслед за колесницей.

Глава 11

Ясмин опомнилась только тогда, когда колесница вылетела к кромке обваливающегося
льда. Она с силой натянула поводья и остановила ржащих лошадей. Ее длинные золотистые
волосы растрепались ветром и теперь торчали во все стороны.
Тяжело раненный Ноширван лежал в колеснице. Подняв руку и с трудом разжав губы
от боли, пронзающей все его тело, он прошептал:
“Ясмин, доченька — беги! Не дай варварам уничтожить твою невинность”.
Лицо Ясмин зарделось от негодования, когда она услышала эти слова отца.
“Нет! Варвары не притронутся ко мне!”
Ее глаза наполнились отвагой, когда она, нагнувшись, подняла с пола колесницы меч
своего отца.
Варвары стремительно приближались.
Ноширван беспомощно смотрел на своих ржащих лошадей, только их и возможно было увидеть, лежа на полу колесницы. У него начинался жар, и ему казалось, что это не лошади, а воины с высоко поднятыми мечами.
В какой-то момент Ясмин не удержала тяжелый меч в своих руках, и он опустился прямо
на поводья, разрезав их. Поводья распались, лошади бросились в разные стороны, колесница
со всадниками опрокинулась. Ясмин и ее отец с силой были выброшены на жесткий лед.
Ноширван застонал от боли.
Ясмин получила большой синяк, потому что все еще не выпустила меч из своих рук.
Тяжело поднявшись, она встала около своего отца.
Варвары направили своих коней к месту, где перевернулась колесница.
Они подъезжали медленно, окружая Ясмин и ее лежавшего без чувств отца.
Ясмин браво держала меч в своей руке. Она помнила слова отца:
“Действуй как истинная дочь доблестных ариев!”
Варвары плотным кольцом окружили девушку. Нескрываемая похоть читалась в их глазах.
Девушка была прекраснее всех представительниц женского пола, которых они когда-либо видели, поистине, самая прекрасная женщина в мире. Ее золотые волосы; глаза голубые, блестящие как волны океана, ее белоснежная кожа, осанка и полная женственности фигура — все это делало ее подобной бесценному алмазу в их глазах. А ее вызов, брошенный им, просто очаровывал.
Глаза варваров были устремлены на меч в руках девушки. С гнусной ухмылкой они переглянулись.
В этот день, двадцать тысяч лет назад казалось, что зло победило. Рука Ясмин с поднятым мечом дрожжала от волнения. Отчаявшись, она подняла глаза к лазурному небу. Слезы текли по ее щекам, а чистое сердце пламенно молилось Богу ариев и всего мира:
“Пусть силы наполнят мои руки, О Ахура!
Сегодня я защищаю свою честь.
Пусть духи моих предков
Наполнят меня мужеством.
Я могу умереть, но я не хочу этого!
Пусть этим злым варварам
Не достанется и пряди моих волос! ”

Один варвар спешился и прогуливался около Ясмин с поднятым мечом, его губы скосились в кривой ухмылке. Ясмин смотрела на него с нескрываемой яростью, повторяя имя Ахура Мазды в своем сердце и держа меч наготове.
Затем начался бой между девушкой из рода ариев и варваром. Даже небеса приблизились, чтобы наблюдать за поединком.
Природа, казалось, умолкла, когда девушка с пылом и жаром защищала свою невинность, обороняясь от дикого врага.
Внезапно варвар замертво упал к ее ногам, словно подкошенный молнией.
Все еще не веря в случившиеся, другие варвары, скаля свои зубы, медленно слезли с коней, и окружили Ясмин.
Ясмин, с лицом пылающим отвагой, продержалась еще несколько минут. Меч в ее руке
летал во все стороны, калеча и убивая варваров, пока она не получила сильный удар по голове сзади, который лишил ее чувств.
Тут же вавар, поразивший Ясмин, закинул ее тело на свою лошадь. Его лицо ликовало,
он был победителем и ему достался трофей. Варвары вскочили на своих лошадей.
С мерзкими криками и гиканьем банда скрылась за горизонтом. Оставив без внимания
тяжело раненного, лежащего без чувств Ноширвана.
На одной лошади, позади всадника лежала добыча варваров — несчастная Ясмин, прекраснейший цветок ариев.
Глава 12

Солнце стояло в зените. Промерзшая земля содрогалась под колесницами длинной
вереницы семей ариев, продолжавших свой долгий поход на юг.
Отважные арии сталкивались на своем пути со множеством трудностей, преодолеть
которые помогала их преданность Ахура Мазде и их вера в свою древнюю религию.
Они должны были выжить для того, чтобы их религия могла жить. И они умирали для того,
чтобы их религия никогда не умерла.
Пешотан, храбрый ратхештар ехал на своей колеснице вдоль колонны семей ариев.
Он обязан был защищать колонну с тыла, утешать павших духом, и устранять все неполадки,
которые могли возникнуть во время движения.
Семьи двигались группами. Когда одна большая группа проехала мимо него, Пешотан
направил свою колесницу навстречу следующей.
Его удивило, что следующая группа, приближавшаяся к нему, не была такой же
многочисленной как все остальные.
Когда первая колесница приблизилась к нему, Пешотан просигналил ей остановиться.
Колесницы остановились одна за другой, взгляды всех всадников устремились на Пешотана.
Пешотан был озадачен изможденным и несчастным видом этих людей. Наконец последняя
колесница подъехала. Колесница была абсолютно пустой, и управлялась одинокой женщиной средних
лет. Она тут же соскочила с колесницы и бросилась к Пешотану.
Это была Хавови, жена Ноширвана и мать Ясмин.
Плачущая Хавови поделилась своим горем с Пешотаном. Она рассказала ему о том, как
была разделена со своим мужем и дочерью обрушившейся ледянной пропастью, и о своем
беспокойстве о том, живы ли они еще.
Пешотан приложил все свои усилия, чтобы успокоить ее. Держа ее руку в своей, он с
глубоким состраданием смотрел в ее покрасневшие от постоянных слез глаза.
“Ваши слезы, матушка, разрывают мое сердце. Не плачьте, я найду и верну Вам ваших
мужа и дочь”.
Старый воин, сошел с другой колесницы, и подошел в ним. Он положил свою руку на плечо Пешотана.
“Меня зовут Зубин. Ты должен спешить мой храбрый сын. Мы заметили банду
варваров недалеко от того места, где пересекали ледянную пропасть. Они не могли причинить
нам вреда, так как мы уже были на другой стороне. Но мы почувствовали, что они могут атаковать
Ноширвана и его дочь”.
Лицо Пешотана сразу приобрело жесткость. Сердцебиение участилось, когда он подумал, что варвары где-то вблизи. Он стремительно подошел к своей колеснице, развязал поводья и освободил самого лучшего своего коня.
Коня звали Техмтон. Это был самый быстрый и сильный конь в упряжке Пешотана.
Пешотан вскочил на него.
“Возьмите мою колесницу с собой!” Зубин в ответ утвердительно кивнул.
Пешотан на полной скорости поскакал в направлении, указанном Зубином. Он летел как стрела и кричал своему коню:
“Вперед, Техмтон, вперед!“
Конь весь преображался, когда слышал эти слова. Хавови и ее друзья смотрели вслед
всаднику в течение нескольких минут, пока его фигурка не сделалась неразличимой на фоне
белой равнины и только ржание коня эхом отдавалось в морозном воздухе.
Утомленные арии вернулись к своим колесницам и с именем Ахура Мазды на устах продолжили свой нелегкий путь.
Их сердца были наполнены молитвой к древнему Богу ариев и Богу всего мира, чтобы успех сопутствовал храброму ратхештару, чтобы Бог наполнил его силой и мужеством прославленных воинов ариев, чтобы он смог спасти двух беспомощных людей от беды, приключившейся с ними.
Пешотан скакал быстро и уверенно. Мысли как ураган проносились в его голове.
Захватили ли варвары Ноширвана и Ясмин?
Вскоре он подъехал к широкой ледянной пропасти.
Пешотан ни секунды не раздумывал, у него не было сомнений. Он отлично знал, что
его конь способен преодолеть эту зияющую пропасть. Закрыв глаза, он пропел короткий гимн
Ахура Мазде, а затем, ласково потрепав коня по гриве, сказал: ”Прыгай Техмтон!”
Прекрасный конь со своим хозяином устремился к смертельно-опасной черте, где
кончался лед и полетел над бездонной пропастью.
Пропасть, шириной в двадцать футов или более была успешно преодолена конем и
всадником в этом фантастическом прыжке. Это чудо осталось незамеченным, разве что небеса поаплодировали ему ударом грома.
Пешотан еще раз потрепал своего славного коня по гриве. “Молодец, мой доблестный
друг!”
Конь радостно заржал в знак понимания. Техмтон был конем достойным своего хозяина.
Пешотан поехал дальше вдоль края пропасти. Копыта его коня утопали в снегу.
Везде царила мертвая тишина. За исключением шума ветра не было никаких звуков
вокруг.
Вскоре Пешотан отчетливо различил впереди себя опрокинутую колесницу. Подъезжая к колеснице, он увидеп тело, лежащее прямо на промерзшей земле.

Глава 13

Пешотан стремглав слез с коня. Подбежал к телу и осторожно перевернул его.
Жизнь еще теплилась в теле Ноширвана. Он посмотрел на Пешотана глазами,
потускневшими от боли. Сделав нечеловеческое усилие, он попытался подняться, но Пешотан
остановил его.
“Почтеннейший, ты тяжело ранен. Позволь мне осмотреть твои раны”.
Ноширван задержал руку Пешотана и прерывающимся голосом сказал:
“Нет! Я умру здесь, мой сын. Не теряй времени на меня. Спаси мою дочь Ясмин! Варвары! Варвары похитили ее!”
Из последних сил Ноширван поднял свою руку, указывая направление, куда его дочь
была увезена. Затем глаза его закрылись, рука бессильно упала на землю. Жизнь оставила его
тело навсегда. Его губы прошептали последнее слово в его жизни: имя древнего Бога ариев
и всего мира — Ахура Мазды.
Старый воин умер, произнося имя Всемогущего Бога при последнем вздохе.
Пешотан встал. Его глаза были влажны от слез.
“Я буду чтить твою память, храбрый ратхештар!”
Молодой воин быстро оседлал своего коня и погнался вслед за врагами.
Его кровь кипела, когда он думал о молодой девушке из рода ариев, оказавшейся в руках
варваров. Нужно скакать как можно скорей, он должен спасти ее от этой беды! А что, если он будет
убит в битве? Он был готов десятки раз добовольно рисковать своей жизнью, если это поможет
освободить девушку рода ариев из плена худшего, чем смерть.
Снег взметался из под копыт коня так, что казалось, что копыта высекают искры из
промерзшей земли. Конь скакал все быстрее, и Пешотан настиг варваров уже через час.
Как только Пешотан приблизился к варварам, он поднял свой тяжелый меч и как шквал
обрушился на них.
Варвары ехали медленно, расслабившись и упиваясь своей победой. Их прекрасная добыча опьянила их, и они утратили бдительность. Внезапная атака молодого ратхештара была для них полной неожиданностью. Он обрушился на них, его лицо пылало львинной отвагой, когда он произнес боевой клич древних ариев: “Победа за Ахура Маздой!”
Ясмин, руки которой были связаны за спиной, смотрела затаив дыхание на этого юношу из рода ариев, вступившего в бой с варварами. Один человек против толпы. Ее глаза наполнились слезами, когда она осознала, что у храброго юноши нет шансов. Она не могла его спасти, этот отважный воин будет убит, также как ее отец.
Первый варвар был пронзен в сердце мечом Пешотана. Когда он упал, три других звероподобных варвара бросились одновременно на Пешотана. Пешотан успешно отразил два удара и ранил в руку одного из врагов.
Крича от боли, один из нападавших свалился со своей лошади. Меч воина из рода ариев
сбивал врагов подобно снежной лавине в шторм, звеня сталью. Варвары сжимали кольцо
вокруг Пешотана, окружив его со всех сторон.
Когда один варвар умирал, на его месте тут же появлялся другой. Когда один меч падал, появлялся другой готовый к бою.
Одному врагу удалось незаметно подкрасться на своей лошади с тыла. Используя рогатку, сделанную из кости гигантского животного он запустил остро заточенный камень в Пешотана с большой силой и меткостью.
“Нет!” — закричала Ясмин с глухой тревогой в сердце, когда снаряд просвистел в воздухе, и ударил Пешотана в незащищенное левое плечо.
Скорчившись, Пешотан почувствовал, как кровь брызнула сильной струей. Его левая рука была сильно повреждена.
Усилием воли, собрав последние силы Пешотан, вспомнил бога войны ариев Вертрагну. Призвав его имя, он сразу почувствовал прилив сил.
Древние арии всегда призывали в бою воплощение победы — Вертрагну или Бахрам Изеда, как он стал называться позднее. Вертрагна или Бахрам, божественный дух победы над всем злом мира, всегда вдохновлял ариев на героические подвиги на поле боя. Арии вели войну только для защиты добра от угрожающего зла, для защиты своего народа. Они никогда не были захватчиками. Благочестивый род ариев предпочитал жить в мире со всеми обитателями земли.
С придавшим силу именем Вертрагны, звучащем в его сердце, боль и рана были забыты. Пешотан поднял свою тяжелую булаву, украшенную головой священного быка ариев с разящего конца. Дух древнего божества победы вселился в Пешотана, и он неистово стал крушить ряды врагов своей правой рукой.
Варвары не смогли справиться с ним.
Полностью разбитые и деморализованные, они повернули своих ржащих коней прочь.
Ясмин почувствовала, что варвары бегут. Всадник ее лошади, злобно крича, сильно ударил свою лошадь, которая поскакала галопом, спасая его трофей.
Пешотан на своем быстром коне Техмтоне в несколько секунд настиг всадника, увозящего связанную девушку.
Даже не доставая меча, одним ударом своей тяжелой булавы, Пешотан раскроил череп варвару.
Когда враг упал, Пешотан снял Ясмин с его лошади. Одним ударом своего меча он рассек путы, стягивающие ее руки, и посадил на своего коня Техмтона.
Ясмин как ребенок прижалась к груди храброго юноши. Она громко рыдала от облегчения и радости, что все так удачно закончилось. Пешотан, видя, что враги убежали, остановил своего коня.
Тогда храбрый воин взглянул на молодую девушку, оказавшуюся у него в руках.
Ясмин не случайно называли цветком ариев. В этот день двадцать тысяч лет назад, она выглядела необыкновенно прекрасно. Ее золотые волосы, глубокие голубые глаза, цвета алой розы губы и обаяние поразили Пешотана. От близости к ней, его дыхание остановилось.
Он чувствовал, что его сердце вот-вот перестанет биться, когда видел слезы, застилающие
ее невинные очи, а она обнимала его снова и снова, от переполнявшего ее несказанного счастья.
Ясмин была выхвачена из безобразных когтей диких варваров и спасена от судьбы
худшей, чем смерть. Для благочестивой девушки рода ариев сохранить свою чистоту и невинность
было важнейшим делом жизни. Если невинность потеряна, то она пропала.
Чистота и целомудрие — главные добродетели женщины, которые могут быть запятнаны даже малейшим прикосновением зла. Бесценное богатство женщины – подлинное целомудрие. Даже чистейший жемчуг и бесценнейший алмаз блекнут перед сияющей чистотой девичьей невинности.
Пешотан и Ясмин слезли с коня. Несколько следующих минут они провели в блаженстве глядя друг другу в глаза. Каждый находил в глазах другого поддержку и утешение. И небеса радовались их
счастью. Ясмин бережно обработала рану Пешотана. Она помнила, как просила Ахура Мазду
позволить ей увидеть этого бравого юношу еще раз, и теперь возносила хвалу Всемогущему
Богу в своем сердце. Пешотан спас ее жизнь и стал всем для нее. Она не хотела идти замуж
ни за кого другого, кроме него.
Что касается Пешотана, он был потерян. Он заблудился в ее глазах и в ее красоте. Но более всего, он был поражен ее чистотой и невинностью, которая была видна в каждом ее жесте, в каждом ее слове.

“Какая сила жизни
Толкает мужчину и женщину
Быть вместе.
Подобно бутонам розы
Юные сердца расцветают
Если при встрече
Чувства поднимают их до небес.
Соединяя их души из двух в одну
При любых обстоятельствах и на все времена
Они будут любить друг друга”.

Глава 14

Облака медленно плыли по лазурно-голубому небу. Казалось, что они опускались все ниже и ниже и сливались с белоснежным льдом земли. Весь мир был наполнен красотой и очарованием для Пешотана и его возлюбленной Ясмин. Их глаза были полузакрыты, их сердца и души улыбались друг другу и шептали:
“Где ты был мой возлюбленный,
Почему так долго мы не могли
Встретиться с тобой.
Жизнь! Почему так жестоко ты
Поступила с нами —
Так долго держала нас вдали.
Но теперь мы нашли друг друга
Спасибо Ахура Мазде
За его великую милость!”
Мы не знаем, как долго они пребывали в этом состоянии, когда любишь — время летит как на крыльях. Пешотан сжимал руки Ясмин, а она с детской наивностью рассказывала ему о всех тех маленьких вещах, которые раньше наполняли ее жизнь радостью и смыслом. Они открывали друг другу все, что наполняло их сердца, чтобы никаких тайн и секретов не осталось между ними.
Пешотан держал ее руки в своих, не отпуская.
Прекрасная молодая девушка закончила свой рассказ. Она потупила свой взгляд в девичьем смущении, когда губы молодого воина коснулись ее губ. В этот миг, казалось, что весь мир перестал существовать. Двое влюбленных поцеловались в первый раз. Это был поистине божественный момент.
Через мгновение, Ясмин и Пешотан оба поняли божественный замысел Ахура Мазды.
Всемогущий Ахура сводит вместе мужчину и женщину для того, чтобы человеческий род продолжался. Человек, самый совершенный помощник Бога и самый сильный ратхештар, воин Бога на стороне добра против зла был бессмертен при сотворении мира. Но нападки зла лишили его бессмертия. Смерть Гайо Маретана (Гайомарда) — первого ария была первой смертью человека на земле. Таким образом, вся человеческая раса была бы обречена на вымирание, если бы, не милость Ахура Мазды. Всемогущий Ахура для того, чтобы возместить ущерб, наносимый смертью, изобретенной злом, сотворил любовь между мужчиной и женщиной. Вот почему это прекрасное чувство между мужчиной и женщиной, которое создано Богом, спасает род человеческий от вырождения и дарует ему процветание.
Ясмин и Пешотан осознали это в своих сердцах. Они также знали, что божественный закон Ахура Мазды — Аша предписывает от каждого союза иметь детей, которые будут ратхештарами или воинами Бога. Следуя традиции древней религии ариев, их дети также оденут священные пояса кушти и будут славить Бога. Так род человеческий не прервется никогда. Каждый ребенок должен быть воспитан его родителями из рода ариев как храбрый воин Ахуры, бесстрашный и отважный, сражающийся на стороне добра. Так чтобы добро в мире постоянно увеличивалось, а зло уменьшалось. Наступит такое время в будущем, когда добро будет царить везде в мироздании, а зло перестанет существовать. Это будет естественное состояние мира, когда не будет смерти, упадка, несчастий, болезней и других человеческих бед. Как горячо верили арии, мир однажды вновь станет таким, каким он был в начале творения. И с тех пор, он будет пребывать в этом состоянии вечно.
Сердца Пешотана и Ясмин бились в унисон. Они оседлали славного коня Техмтона.
Конь энергично заржал, радуясь счастливому настроению своего хозяина. Пешотан посадил
Ясмин впереди себя и она тут же прижалась к его широкой груди.
Одной рукой Пешотан держал поводья, другой нежно обнимал Ясмин. Поцеловав
Ясмин в ее молочно-белую шею он произнес:
“Поехали дорогая. Мы возвращаемся к нашим братьям и сестрам”.
Ясмин засмеялась, видя, как конь быстро поскакал вперед. Снег начал медленно падать
вновь, постепенно засыпая двух всадников. Лед глухо хрустел под копытами коня.
Пешотан, сердце, которого ликовало от победы над врагом, крепко обнимал Ясмин.
Ясмин прильнула к его широкой, сильной груди, ее руки лежали поверх сильных рук воина,
который поддеживал ее за талию. Она смотрела вокруг, ее прекрасные голубые глаза
устремлялись, то на гриву коня, то на линию горизонта вдали. Временами она оборачивалась и
смотрела в мужественные глаза Пешотана, своего героя. Он тоже смотрел на нее и улыбался.
Время шло и вскоре, успешно преодолев ледянную пропасть, быстрый конь достиг
конечной цели их пути — длинной вереницы семей ариев, двигавщейся на юг на своих тяжелых
военных колесницах.
Гул прошел по колонне, когда они увидели приближающегося коня и двух его всадников. Озадаченные колесничие повели свои колесницы медленнее, а затем совсем остановили, напряженно вглядываясь в приближающиеся фигуры.
Затем они узнали Пешотана, и гул одобрения пронесся по колонне, когда они увидели
прекрасную девушку, сидящую впереди него. Всадники уже достигли колонны и ехали вдоль нее, приветствуемые непрестанно взмывающими к небу вадхарами или булавами, укращенными головой древнего быка ариев.
“Браво! Молодой Пешотан, браво!”
Прославленный генерал ариев Дараб приблизился к ним. Пешотан слез с коня и аккуратно опустил на землю Ясмин. Он подошел к генералу и преклонил свои колени.
“Жду Ваших приказаний”.
Дараб улыбался. Даже слезы выступили на его мужественных глазах. Он не ожидал увидеть своего бравого лейтенанта Пешотана живым, после того как услышал об его героическом порыве спасти молодую девушку из рук варваров. Дараб беззвучно поблагодарил Ахура Мазду в своем сердце, за то, что тот даровал свою защиту Пешотану.
“Пешотан, ты доказал свою преданность сегодня. Ты истинный ратхештар, храбрейший воин Джамшеда, царя ариев! Я горжусь тобой, сынок”.
Вскоре в толпу радостно окруживших их семей вошла одна женщина средних лет и приблизилась
к молодым. Это была Хавови, жена Ноширвана и мать Ясмин. Она казалась обезумевшей от счастья. Слезы ручьями текли из ее глаз, она не переставая обнимала дочь, не стыдясь своих чувств.
“О Ахура! Благодарю тебя снова и снова!
За то, что ты выполнил мое главное желание —
Ты вернул мне мою дорогую дочь Ясмин.
Успокоил старое материнское сердце,
Которое изнывало от боли.
И я не скрываю, пусть все узнают,
Что мои мольбы не были тщетны”.

Глава 15

Праведность победила зло. Славное солнце, возлюбленное светило ариев, немножко согрело храбрых переселенцев, прогревая своими лучами вызывающий озноб холодный воздух. И казалось, что
сияющие лучи солнца приветствуют героический подвиг, совершенный юным ратхештаром по
воле Ахуры, который никогда не будет забыт народом ариев. Если есть такие смелые воины
в рядах Ахуры, которые, не сомневаясь ни мгновенья, приносят себя в жертву древней праведной религии, арии могут быть абсолютно уверены, что преодолеют любые опасности на своем пути и сохранят свою славную веру.
Ясмин крепко обнимала свою мать, рыдая и учащенно дыша, она рассказывала своей матери о том, что пришлось пережить ей и ее отцу. Когда ее рассказ дошел до момента, как отец неистово боролся против варваров, защищая ее девичество, мать остановила Ясмин.
“Он умер?” — чуть слышно прошептала Хавови бледными губами и устремила свой взгляд на дочь.
Ясмин удрученно опустила глаза вниз и не ответила.
Хавови стремительно обняла свою дочь и стала трясти ее за плечи, ища ответа на лице девушки. Но
вдруг, она почувствовала, что чья-то рука опустилась на ее собственное плечо.
Хавови медленно обернулась. Пешотан стоял около нее с лицом, наполненным сострадания. Он взял обе ее руки в свои и тихо сказал:
“Он сражался как истинный воин Бога
С превосходящим по численности врагом,
Оставаясь храбрым до конца.
И при последнем вздохе
Имя Ахура Мазды было на его устах.
Храбрый ариец, его смерть
Вдохновила меня на возмездие врагам”.
При этих словах слезы выступили на глазах старой женщины. Казалось, что они могут политься ручьями в любой момент. Но вдруг глаза ее наполнились чувством великой гордости за своего мужа. Выражение лица стало спокойным и уверенным, и она устремила свой взгляд в голубое небо.
“Мой муж! Ты умер как герой, ты всегда хотел этого. Ты умер, борясь со злом и защищая добро. Теперь ты можешь пересечь славный мост Чинвато Перети также легко как дети перебегают поле, и сможешь найти блаженство, приблизившись к Всемогущему Ахура Мазде в прекрасном раю Гародемане, восхваляемом в наших песнях. Пусть это будет действительно так”.
Арии со времен Гайомарда, первого ария и первого человека на земле, всегда знали, что ждет душу после смерти.
Душа, известная им, как Урван, пребывает в течение трех дней и ночей около головы, оставленного ею тела. Душа человека, который жил праведно и боролся на стороне Ахуры, против зла в своей жизни испытывает несказанное счастье в течение этих трех дней и ночей. На исходе третьей ночи, когда наступает рассвет, Урван праведного человека радуется чудесному благоуханию, распространяющему тонкий аромат вокруг.
Вскоре клубящийся туман опускается на душу и перед ней появляется ее проводник или Даэна, которая ведет душу вперед, к ее астральному телу Кехерпе чистейшей Кайнини. Даэна прекраснее всех чудейснейших творений Бога, она предстает перед душами в виде пятнадцатилетней девушки, необычайной красоты, с прекрасным телом и белоснежной кожей.
Никакие прошлые мучения теперь не могут затемнить блаженного покоя и счастья Урвана и очарованная душа восклицает:
“Чишча Чараитши Ахи!”
“Ты прекраснее и непорочнее всего, что я когда-либо видела!”
В клубах тумана Даэна продолжает кружиться вокруг,
Очаровывая своей божественной улыбкой.
Она говорит веселым, задорным голосом.
“Я — это твои собственные деяния в мире,
О, славный ратхештар, воин Ахуры.
Я — это твои мысли, слова и дела.
Не удивляйся, что я настолько юна и прекрасна.
Ведь это именно ты сделал меня такой красивой”.

“Когда ты боролся против зла в любой его форме,
Ты тем самым изничтожал его в своей собственной жизни;
Когда ты защищал свою расу и религию от уничтожения,
Когда ты пел древние арийские мантры или стихи молитвы,
Поднимая свой священный пояс кушти,
Когда ты возносил хвалы огню и священным водам Ахура Мазды
И помогал всем праведным людям вдали и вблизи себя,
Когда ты защищал любые творения Ахуры в этом мире от осквернения и разрушения,
Когда твой голос звучал в общих молитвах любви и преданности Всемогущему Ахура Мазде,
Тогда вера твоя становилась все крепче, а я становилась все прекраснее и желаннее.
Действительно, это так!”

Обрадованный Урван теперь двигался дальше, нежно ведомый Даэной. Улыбаясь, она поднимала его все выше и выше от материального мира (Джети) в духовный мир (Минои).
Пока вдали, Урван, не замечал великий пылающий мост-лезвие Чинвато Перети.
Арии знали, что этот мост — окончательная проверка храбрости воина Ахуры.
Вид этого громадного горящего моста мог напугать даже храбрейшие и преданнейшие души.
Протяженностью через весь небесный свод, мост был узкий, как лезвие меча из раскаленной докрасна стали и внушал неподдельный страх. Он был как горячая сковорода не только снаружи, но и внутри.
Под мостом зияла бездонная пропасть, в которой обитали злые духи или демоны друджи. Там, затаившись, зло ждало, когда очередная жертва допустит ошибку на мосту и попадет к нему в ловушку.
Но все это не должно было вызывать смятение в сердце праведного Урвана. Потому что он прекрасно знал, что жар и острая как лезвие меча поверхность моста — это невыносимое испытание только для отягощенной злом души. Праведник же увидит его, совершенно иначе, это будет прохладный, достаточно широкий мост, прогулка по которому будет даже приятной. И в конце этого внушающего страх большинству душ моста будет славный Ахура Мазда, приглашающий праведных мужчин и женщин, прошедших последнее испытание в свое божественное жилище Гародеману, где счастливые песни разносятся в воздухе и Урван наконец-то сможет почувствовать абсолютное счастье и блаженство вблизи славного Бога света — Ахура Мазды.
Все эти сцены проплывали перед глазами Хавови и глазами, стоявших рядом семей и воинов, в этот момент, когда они думали об ушедшем в мир иной Ноширване. Некоторые из собравшихся вытирали слезы, потому что вспомнили и о членах своих семей, погибших во время этого великого переселения с их древней прародины Ариана Ваэджи. Мысли ариев объединились в едином порыве, когда они начали молиться Ахура Мазде, прося поддержки душе Ноширвана и душам ариев, умершим, во время великого похода на юг,
когда им придется проходить испытание на пылающем мосту.
Улыбнувшись, Хавови благословила Пешотана и свою дочь Ясмин, стоявших перед ней, держась за руки. Счастьем засияли лица двух молодых ариев, когда старшие заговорили об их скорой свадьбе, желая им семейного счастья и многочисленного потомства. Люди, стоящие вокруг них радовались и гордились, видя столь прекрасную арийскую пару.
Пешотан, высокий и сильный, крепко сложенный, с глубокими карими глазами был живым воплощением доблестного воина ариев. И как нельзя лучше подходил для Ясмин, прекраснейшей представительницы народа ариев с золотистыми волосами, сияющими под лучами солнца; с голубыми глазами, такими глубокими и чистыми как прозрачнейшая родниковая вода севера; с лицом таким чистым и невинным, как мягкий лунный свет, спускающийся на землю. Помимо своих прекрасных физических данных, смелость и бесстрашие, были запечатлены на лицах обоих влюбленных, более всех других качеств
сближая их. Слезы выступили на глазах старших, и они благодарили Ахура Мазду в своих сердцах за такой славный союз мужчины и женщины из рода ариев.
Еще до захода солнца, в тот же день атраваном (первосвященником) был проведен свадебный обряд перед алтарем с горящим пламенем. Священник пропел свадебные священные гимны и попросил новобрачных запомнить, для чего обряд женитьбы был создан ариями, что они должны свято чтить брачные узы. Они должны оставаться верными своей любви и преданности друг другу до конца жизни, они должны помнить свою священную обязанность перед Ахура Маздой и принести в мир столько новых жизней, сколько им будет возможно. Чем больше новых жизней появится в мире, тем больше будет воинов Бога, борцов со злом, носящих священный пояс кушти. И тем быстрее будет достигнута окончательная победа добра над злом. Таким образом, для древних ариев женитьба была священным долгом, и было предосудительно остаться холостым или незамужней.
Уже первые звезды появились на небе, и на землю спустилась ночь, а Ясмин и Пешотан все еще влюбленно смотрели друг на друга.
Когда их губы и тела встретились, казалось, что два томимых жаждой лебедя нашли источник живительной влаги друг в друге. Луна вскоре совсем исчезла с небосклона. А двое влюбленных, которые до сих пор были разделены как две половинки единого целого, наконец-то слились воедино.
Глава 16

Луна взошла на ночном небе подобно бриллианту. Звезды блистали как драгоценные каменья в небесном ожерелье, глядя на длинную вереницу колесниц ариев, двигавшихся к югу в неизведанные земли.
Пешотан гордо вел свою колесницу, подставляя свою широкую грудь под порывы сильного ветра. Вооруженный острым мечом и тяжелой дубинкой ариев вадхарой, он мог не бояться встретиться с врагом даже в еще большей темноте.
За его спиной, его возлюбленная Ясмин, спала подобно младенцу, целиком доверившись защите своего мужа. Пешотан улыбался, когда оборачивался и смотрел на Ясмин. Его сердце наполнялось гордостью, когда он думал о том, что она мать его будущего ребенка.
Ясмин спала сном младенца. Грохот тяжелой колесницы по промерзшей земле отдавался в ее сонном мозгу и, напоминая поцелуи Пешотана, наполнял все ее существо невыразимым блаженством. Она все глубже и глубже погружалась в сон.
Вскоре ей привиделось чудное видение.
В этом видении, снег прекратился, и она была в прекрасном саду. Она сидела, прислонившись спиной к громадному, шелестящему листвой дереву. Голова ее возлюбленного Пешотана лежала на ее слабых коленях, он спал.
Когда Ясмин осмотрелась кругом, то увидела море цветов. Прекрасные алые и желтые розы, жасмины, голубые тюльпаны окружали их необычное ложе. И, куда бы, она не устремляла свой взор, везде были деревья, и зелень простиралась до самого горизонта.
Величественные тучи медленно плыли по голубому небу, казалось, что они прикасаются к земле. В садах били фонтаны с прозрачной водой. Птицы весело щебетали и белки прыгали с дерева на дерево.
Ясмин зачарованно смотрела на все это. Ее юному и чистому сознанию казалось, что она была перенесена в благословенный рай Гародеману, обитель Ахура Мазды. Она мягко положила свою руку на лоб Пешотана, вознося хвалы Ахура Мазде в своем сердце, за то, что она находится в столь чудном месте со своим возлюбленным мужем.
Пешотан открыл глаза. Он смотрел на Ясмин и улыбался.
“Моя возлюбленная!” — прошептал он, нежно поднося ее руку к своим губам, запечатлевая легкий поцелуй на ее молочно-белой коже.
Птицы радостно щебетали, когда Пешотан обнимал Ясмин. Его лицо было переполнено чувством любви и нежности. Двое влюбленных сидели под большим раскидистым деревом. Затем Пешотан нежно посадил свою возлюбленную к себе на колени.
Когда двое молодых смотрели в глаза друг другу и на прекрасную природу, окружавшую их, то сердца обоих переполнялись от любви и благодарности Ахура Мазде, Богу ариев и всего мира. Они знали, что Ахура был тем, кто создал все окружающее их великолепие и Ахура привел их сюда вместе, как любящего и возлюбленного, как мужа и жену.
Пешотан обращался к Ахуре с возвышенными фразами. Вдохновленный своей любовью к Богу, он затем объяснял Ясмин происхождение видимого мира и понятия времени. Арии обладали информацией о времени, но Ясмин слушала внимательно. Ей казалось, что ребенок, которого она вынашивает сейчас, также слушает рассказ своего отца об этих древнейших истинах.
“Ясмин, время, которое мы называем Зерван Дареджо-Кхадат — это ограниченное время. Это время, как ты знаешь, высчитывается по восходу и закату солнца, по движению звезд на небосклоне. Но существует время, которое не связано, ни с солнцем, ни со звездами. Мир не может быть создан, потому что, в действительности, мир — это точка, где нет времени, как мы знаем”.
“В благословенном состоянии, где нет времени, наш Бог Ахура Мазда существует в первичной, всеобъемлющей форме. Тот период, который мы называем Зерван Акарана был знаменателен тем, что время не имело формы, время было неограниченно”.
“Когда же Ахура Мазда создал солнце и звезды, время, как мы знаем, пришло в движение. Ахура Мазда сотворил славных ариев и все другие народы, населяющие Землю. Эти народы не подчиняли один другой и сохраняли себя от любого неестественного смешения”.
“Время в физическом мире или Дареджо-Кхадат, как мы его называем, имеет определенную протяженность. Протяженность времени измеряется длиной одних суток. Начало Дареджо-Кхадата совпадает с началом эры ариев, когда арии появились в Ариана Ваэдже на своей северной прародине. Ариями управляли великие короли, которые смогли свести зло к минимуму. Но зло восстанет вновь с приходом эры льда. Пока оно не страшно ариям, ведь они идут все вместе подобно мощному чистому потоку вод, изливающемуся из духовного океана. Но потом, они разойдутся во все стороны этого громадного мира”.
“И постепенно зло сделает свое темное дело. Печальные дни придут, когда большинство переселенцев из земель ариев практически полностью забудут свою древнюю религию, веру ариев в Ахура Мазду. И когда зло распространит свое мерзкое влияние на весь мир, потомки этих переселенцев даже сбросят свои древние священные пояса кушти, символ их арийской веры. Они забудут религию своих предков, начнут поклоняться идолам и обожествлять людей. Они станут выдавать людей, которые были рождены как мы и которые умрут также как и мы, за богов. Но они абсолютно забудут истинного Бога!”
“О, человечество! Очнись от забвения!
Вспомни несправедливо забытого Ахуру.
Бога, который защищал твоих предков
И вел их через шторм и ледянную смерть.
Благодаря его милости ты сегодня существуешь
Но совершенно забыло о нем
И своей древней вере.
Забыло о своем священном поясе кушти.
О, невежественное человечество! Позор тебе!”

Глава 17

Но зло, по вине которого все это случится, не завладеет миром целиком. Религия Ахура Мазды никогда не умрет, эта чистейшая из всех религий будет существовать вечно, потому что храбрые арии спасли ее двадцать тысяч лет назад и найдутся души, которые смогут защитить ее в конце этого периода времени, называемого Дареджо-Кхадат.
Да Ясмин, не удивительно, что все это случится с нашей великой древней верой ариев. Зло будет очень сильно в мире в те времена. Праведные будут поистине страдать. И в маленькой общине преданных Ахуры будет много тех, кто соединится брачными узами с не ариями и тех, кто не будет верить в Ахуру и погрязнет в страстях и удовольствиях мирской жизни. Действительно, такие несчастные души со стыдом предстанут перед Ахура Маздой после того, как оставят свои тела. Им нечем будет оправдать свое неверие в древнюю религию ариев. Это будет настоящим ударом для них, погрязших, в своих собственных удовольствиях”.
Ясмин содрогалась, когда слышала эти страшные слова, произносимые Пешотаном.
Ее невольно прорвало:
“По-моему, лучше умереть, чем жениться на том, кто не предан Ахуре, кто не носит
священного пояса кушти. Для меня такая жизнь хуже, чем в Друджо-демане, месте, где обитает само зло”.
Пешотан улыбнулся.
“Браво Ясмин! Я знаю, что ты чувствуешь. Но будет много и тех, кто будет думать и чувствовать, как и ты, даже в те дни. И благодаря такой молодежи наша религия выживет. Я низко склоняюсь перед этими будущими потомками нашей расы. Ведь они донесут до всего мира память о нашей драгоценной религии, ради которой мы рискуем сейчас нашими жизнями”.
“И нашим самоотверженным потомкам придется бороться со всеми искушениями своего времени, пройти через резкую критику и осмеяние. Эра, когда носили священные пояса кушти, будет рассматриваться как дикая, нецивилизованная эпоха. Вера потомков будет осуждать истинную религию ариев во всех ее проявлениях. Однако, в конце такого морального разложения Ахура Мазда пошлет на страдающую землю последнего из своих обещанных пророков”.
“Этот славный посланник Ахуры будет известен как последний Саошиант. Он уничтожит все зло мира подобно вспышке молнии. Ахура обещал нам, что именно этот Саошиант восстановит праведность в мире, направив людей по единственно правильному пути Аши или Эреты. Поэтому его будут звать Астават-Эрета или “тот, кто установил Эрету в мире”.
“Сила его убеждения заставит мужчин и женщин вслушиваться в его слова, ведь он придет для того, чтобы все вспомнили свою древнюю веру. Он будет стоять, и опалять людей, забывших истину, как пламя рока. Все силы зла будут яростно пытаться уничтожить его, но безуспешно. Обличая грехи ариев, он поведет их обратно, на их древнюю прародину Ариана Ваэджу на северный полюс. В те времена это будет единственное безопасное место во всем мире. Те, кто не послушают его и останутся, будут горько сожалеть об этом, потому что бездуховная цивилизация очень скоро будет стерта с лица земли страшными войнами,
природными катаклизмами и другими бедствиями”.
“На северном полюсе, арии, которые примут спасителя и последуют за ним, будут защищены от всех несчастий и разрушений. Избавившись от своих излишеств и привычных удовольствий, они научатся жить просто, чисто, много и тяжело трудясь. Они станут земледельцами, как и их предки. Душа человека получит снова возможность ежедневно созерцать Ахура Мазду и его божественные творения, которые будут опять благоговейно почитаться и никогда больше не будут преданы забвению и осквернению. Арии снова
будут носить священные пояса кушти, и молиться священным огню, воде, солнцу, луне, звездам
и всем другим праведным творениям Ахуры. В согласии друг с другом они изгонят зло из своего сознания и праведность или Аша укрепится в них, посеянная самим Великим Саошиантом”.
“Ясмин, наш великий и прославленный царь Джамшед был вдохновлен самим Богом на постройку общирных подземных пещер в Ариана Ваэдже. Мы назвали их древним убежищем Вара. Великий Джамшед построил их для защиты нашей расы, в конце времен, именно в эти пещеры Саошиант приведет наших потомков. Это будет через многие тысячи лет. Когда великая Дареджо-Кхарат будет клониться к своему завершению, зло распространится в мире настолько, что живущие в те времена люди будут заниматься
саморазрушением. Их собственные науки, переполненные ядом злобы, будут способствовать этому. Наука без Бога станет неуправляемым чудовищем!”
“Земля к тому времени станет абсолютно бесплодной, цивилизация в последующие века сможет сохраниться только в Ариана Ваэдже. Здесь арии будут жить в счастье, благополучии и духовной чистоте. Не будет ни болезней, ни несчастий, ни смертей. Рай спустится на землю в это благословенное время. Поистине домом радостных песен или Гародеманой станет сама земля. Зло будет полностью уничтожено и никогда не возродится вновь”.
“Ахура Мазда будет находиться со своими преданными в каждый момент их жизни. Даже их дыхание станет песней, славящей Ахуру на каждом вдохе. Мы называем это время благословенным Фрашо-Керети, когда Ахура обновит мир и сделает его прекрасным. Ахура также наполнит этот мир радостью и блаженством, ведь он воскресит всех праведников. Праведники будут воскрешены его мощной силой. Со всех четырех сторон света их индивидуальные элементы будут собраны, и они станут жить вместе с людьми, живущими в то время и славить Бога постоянно. Вот почему мы называем Ахуру Фрашогаром, что значит, способный воскрешать из мертвых. Это его самое величественное и мощное имя. И вот почему наш великий атраван (первосвященник) произносит это имя Бога в самом конце перечисления его ста одного священного имени. Мы особенно чтим это имя, потому что Воскресение или Ристакиз будет финальным и самым величайшим моментом всех времен”.
Пешотан поцеловал губы Ясмин, показывая этим, что завершил свою речь. Вскоре Ясмин проснулась. Ее поразило то, что это видение она так детально запомнила. Оно настолько резко запечатлелось в ее памяти, как будто все происходило в действительности.
Ясмин взволнованно обратилась к своему мужу и рассказала ему все, что ей привиделось. Бравый Пешотан радостно ответил:
“Ясмин, твой чудный сон пророческий. Хвала небесам: я чувствую, что мы арии вскоре придем в прекрасный край, где сможем жить в мире и покое. И где будут расти наши с тобой дети”.
“Хотя пока мы везде видим только снег и льды, а смерть кружится над нами в воздухе. Но то, что ты увидела в своем сне, скоро станет реальностью, моя возлюбленная. Я верю в это в глубине своего сердца”.
Пешотан обнял Ясмин и с большим чувством запечатлел поцелуй на ее прекрасных алых губах.
Многие арии, окружавшие их, также рассказывали о своих чудесных видениях,
которые были как у мужчин, так и у женщин. Эти новости мгновенно разнеслись по всей колонне
и все несказанно обрадовались и приободрились. Ослабленные за несколько лет пути, арии почувствовали необъяснимый прилив радости и силы. Они остановили свои колесницы. Молодые девушки и юноши начали весело танцевать при свете священных огней, горящих в каждой колеснице. Остальные члены семей окружили их как зрители, подбадривая танцующих хлопаньем в ладоши. Арии всегда любили пение и танцы, они чувствовали полноту жизни при этом.
Временами руки девушек взмывали вверх, а временами они сами высоко подпрыгивали в воздух. Юноши громкими криками подбадривали их. Юноши завороженно смотрели, как развевались юбки девушек, как они были привлекательны в танце и как задорно смеялись. В самый разгар веселья, когда песни заглушали любой звук в воздухе, приехали воины передового отряда с радостными известиями о чудесной земле впереди.
“О, Ахура Мазда! Какое счастье!
Мы наконец-то достигли земли
Твоей золотой земли.
Где мы, прошедшие все трудности и испытания
Утолим свой голод твоим божественным молоком и медом.
Это будет земля ариев,
Где наши короли будут править в почете и славе.
Где мы будем восхвалять тебя, о, Господь!
Эта великая земля будет названа нами
Иран — земля ариев”.

Глава 18

Начинался чудный рассвет. Золотые лучи солнца падали с высоких небес, превращая небо в огонь, а лежащую впереди землю в золото. Тучи безмятежно плыли над головой. Длинная вереница семей ариев остановилась, отдавая дань уважения взошедшему светилу.
Мощные древние мантры, слова хвалы и молитвы на авестийском языке были слышны вокруг. Казалось, вся атмосфера зарядилась необычайной мощной силой, когда тысячи ариев поклонились солнцу и подняли к нему свои священные пояса куши, символ их принадлежности к древней расе и религии ариев, которыми они всегда очень гордились.
Тот не арий, кто не носит пояс кушти. Если кто упрямо не надевал кушти из своего высокомерия, тот считался предателем расы и религии, который не сможет прямо смотреть в глаза Ахура Мазды, когда придет время вершить над таким человеком суд за земные поступки.
Вскоре радостные крики наполнили воздух. Клубы утреннего тумана рассеивались под солнечными лучами, и всадники передних колесниц смогли отчетливо увидеть широкую полосу гигантских гор на горизонте.
Когда туман окончательно рассеялся под порывами сильного ветра, глаза Пешотана и Ясмин в волнении устремились вдаль. На выметенной от снега сильным ветром равнине, окружавшей их, они увидели фантастическое видение. Впереди шла длинная гряда высоких гор, простиравшаяся до горизонта. Горы были высокие и величественные. Казалось, что их вершины упираются в небо, а тучи играют в прятки на их широких склонах.
Сначала казалось, что этого просто не может быть. Арии были ошеломлены. Затем с радостными возгласами, они устремили своих лошадей вперед, в волнении глядя на контуры гор.
В сердцах всех этих людей в тот день, двадцать тысяч лет назад, был радостный подъем и осознание того, что они, наконец, достигли обещанной им благой земли Ирана. Они знали, что их утомительный путь вскоре закончится, так как за этой грядой гор уже не будет мертвящей ледянной пустыни, по которой они шли так долго.
Ясмин уцепилась за Пешотана, ее лицо сияло счастьем и радостью, она вновь и вновь напоминала ему о своем пророческом сне. Ее муж с удвоенной энергией вел свою колесницу. Их колесница теперь возглавляла всю колонну колесниц ариев, следуя сразу за передовым отрядом конницы ариев.
Через несколько часов они достигли подножия величественных гор, которые теперь возвышались над их головами, подпирая небо. Заотар или главный священник ариев первым сошел на землю со своей колесницы.
Благочестивый Заотар, бородатый старец с огнем Ахура Мазды в глазах, подошел к подножию гор и остановился вблизи одной вершины. Его глаза смотрели на этот пик, затем он нагнулся и прикоснулся своим лбом к поверхности горы в знак почтения. Заотар произнес нараспев глубоким голосом:
“О славные горы, творение Ахура Мазды! Мы арии будем называть вас Хаоро-Березаити. Мы всегда будем чтить и уважать вас, ведь с этих дней вы станете защищать нашу расу и религию”.
“Позвольте нам продолжить свой путь в землю, которая лежит за вами, где мы будем жить под вашей защитой и сохраним нашу славную религию. Да будет так, как пожелал Ахура!”
Глаза ариев, слушавших слова Заотара, наполнились слезами, и они также поклонились великому горному хребту. В более позднее время, эти горы стали называться Эльбурсом.
Затем арии продолжили свой путь. Сильные лошади начали поднимать колесницы со всадниками все выше в горы. Вереница семей ариев медленно преодолевала горные хребты. Пронизывающе холодный ветер дул на вершинах, часто всадники колесниц получали резкие удары, когда горная порода осыпалась под колесами. А некоторые колесницы попадали в опасные западни. Однако они преодолели горы Хаоро-Березаити. И одна вершина из длинной вереницы пиков привлекла всеобщее внимание.
Величественная вершина возникла перед ними как царь всех этих горных хребтов, настолько велика, красива и мощна она была. Снег лежал, подобно мягкому, божественному покрову на ее макушке. Гора внушала им благоговейный трепет и страх своим чудным видом.
И тогда они услышали голос заоты, далеко разносившийся горным эхом. Арии в почтении склонили свои головы.
“Эта благословенная гора Демаванд, мои дорогие братья. Велика и могущественна будет ее роль в нашей истории. Более чем что-либо другое, она защитит ариев и поможет нашей расе. Отдайте ей дань уважения с любовью и преданностью в своих сердцах”.
“О, Демаванд, чистый и величественный
Отец высоких гор
Ты возвышаешься как царственный повелитель
И вся сила Ахуры в тебе.
Под твоей защитой мы будем преуспевать
Наши святые атраваны будут возносить
Свои молитвы тебе
Здесь они будут сохранены
От всего зла, которого станет так много в мире
Когда эпоха зла опустится на нас.
Арийские мужчины, женщины и дети
Будут скрываться в твоих пещерах в те дни.
Благодаря тебе они сохранят
Пламя своей веры неугасимым.
Демаванд, мы отдаем дань уважения тебе.
Священный Демаванд, хвала тебе!”

Глава 19

Колесницы медленно пересекали горную гряду. Дорога была долгой и утомительной.
Колесницы ехали по следу конного отряда, разведавшего путь заранее. Весь путь был размечен.
Но часто даже эти метки не помогали, и приходилось возвращаться обратно, так как путь преграждали предательские трещины. А иногда горы были настолько высоки, что тяжелые колесницы не могли в них подняться. Тогда приходилось находить обходной путь, и семьи ариев следовали по нему.
Близился конец дня. Арии разбили лагерь прямо среди гор. Они засыпали с трепетом в сердцах, так как в глубине души каждый знал, что утомительные поиски новой родины закончатся на следующий день, когда они пересекут горы.
И вот наступило долгожданное утро. Солнце взошло подобно посланнику Ахуры, посылая свои искрящиеся, полные жизни лучи на землю, лежащую впереди. С большим энтузиазмом арии убрали свой лагерь. И длинная колонна изможденных людей устремила свои колесницы вперед, после краткого восхваления почитаемого светила.
Время шло, а они все еще были в пути. Солнце достигло зенита, светило все ярче и ярче.
Затем лучи его стали ослабевать, время близилось к закату.
Арии достигли возвышающейся платформы в конце горной гряды. Когда их колесницы оказались на этой возвышенности, они непроизвольно остановили своих лошадей и дыхание их замерло от увиденного.
Насколько позволял видеть глаз, перед ними простиралась прекасная земля. Тучи плыли по небу одна за другой, образуя фантасические, неземные снежные горы на небе. Тучи образовывали нечто вроде навеса над зеленой, сочной растительностью земли. Вдали пунктирами виднелись леса из могучих деревьев и высокие горы.
Арии с изумлением взирали на это великолепие. Слезы катились из глаз многих. Никто не мог произнести ни слова. Казалось, что все арии онемели от великолепия картины, представшей перед их взглядом.
Ясмин дрожала от радости, когда смотрела на эту чудесную землю. Она с любовью поглаживала свой живот, чтобы ее драгоценный малыш также мог насладиться радостью ее сердца.
Бравый Пешотан прервал царившее молчание. Он вышел вперед всех колесниц. Его лицо, голос и гордая осанка выражали все его чувства. Его звенящий от радости голос был слышен далеко вокруг.
“О, арии! Радуйтесь, пойте и танцуйте.
Мы наконец-то прибыли в Иран.
Это земля обещанная нам.
Благословенная земля, посланная нам Ахурой
Здесь мы будем жить, расти и процветать.
Наши дети будут ходить здесь с высоко поднятыми головами.
Наша раса будет расти, а наша религия процветать.
Так вознесем хвалу Ахуре, великому и всеблагому.
Только благодаря его помощи мы смогли преодолеть
Свирепые холода и победить ужасных чудовищ!
Мы никогда не забудем Ахуру
И его праведная религия никогда не иссякнет.
Мы будем передавать ее нашим потомкам во всех поколениях.
Испытания окончились!
О, арии! Радуйтесь и танцуйте!”
Гул одобрения подобно шторму разорвал тишину этой темной ночи. Подобно яркой вспышке, осветившей мрачные небеса, радость, так долго сдерживаемая в сердцах ариев, прорвалась наружу. Их лица светились от счастья, они обнимали друг друга со слезами на глазах. Мужчины обнимали своих жен, друзей, братьев, сестер, родителей и детей.
Пешотан заключил Ямин в свои объятья и запечатлел долгий поцелуй на ее губах. Он чувствовал, как она вся трепетала от радости в его руках. Глаза Ясмин были наполнены слезами счастья. Ее сердце было преисполнено глубочайшей признательности Ахура Мазде. Она знала, что Ахура всегда исполняет ее самые сокровенные желания. От него она никогда не получит отказа. Ахура дал ей все: любящего мужа, скоро родится драгоценный сын и теперь Ахура дал ей прекрасную землю, которая станет ее домом.
“Предана тебе всем сердцем, о, Ахура!
Твоя доброжелательность и щедрость
Сохранила мою честь от варваров,
Даровала мне несметные сокровища
Моего Пешотана, моего сына и мою землю
Здесь мы будем жить все вместе в любви к тебе.
Предана тебе, о, Ахура!
Я всегда буду петь прекрасные молитвы ариев
И гордо носить свой священный пояс кушти.
Я научу своего сына тому же”.

Глава 20

Народ ариев теперь разошелся по земле Ирана. Подобно чистейшим ручьям, впадающим в мощный океан. Иран добожелательно принял всех их. Прекрасная земля стала еще более прекрасной с любовью возделанная ариями. Арии всегда с благоговением относились к природе, они никогда не пытались разрушить или изменить творение Бога. Осквернение элементов природы считалось у них тяжким грехом. Как это ни удивительно, они строго следовали заповедям экологии и охраны природы за тысячи лет до того,
как современная наука ввела эти понятия.
Где бы арии, не поселились, они делали землю вокруг себя прекрасным раем, заботливо выращивая чудесные деревья и цветы. Иран двадцать тысяч лет назад был превращен в цветущий сад. Каждая семья имела свой большой цветущий сад с розами, тюльпанами, ноготками, подсолнухами. Прекрасные маленькие фонтаны орошали эти цветники водой. Понятие сад пришло к нам от славного народа ариев. Само слово “гарден” или сад по-английски происходит от авестийского слова Гародемана или Гаронмаана рая Ахура Мазды.
Целью ариев было воплотить прекасный рай Ахуры здесь на земле. Сделать эту землю местом песен, цветов, счастья и радости. Славные арии больше всего желали жить в мире со всеми творениями Бога. Они были самыми культурными людьми в истории земли. Никто как они, не мог любить и лелеять природу.
Арии особенно любили алые и желтые розы. Они выращивали розы повсюду. И до сих пор, земля Ирана кажется утопающей в диких кустах желтых роз, которые без сомнения были посажены арийскими предками. Крупный виноград, сочные персики и апельсины росли в изобилии в фруктовых садах. Вишневые сады встречались почти повсеместно.
В эту эпоху изобилия и мира Пешотан с Ясмин жили в столь прекрасной земле. Хотя Пешотан был ратхештаром (воином), он был волен заниматься чем угодно в мирное время. Земледелие, вот что он выбрал, потому что в обоих сердцах, его собственном, и его возлюбленной Ясмин, жила горячая любовь к земле, как и в сердцах большинства ариев. Профессия землепашца была самой почитаемой среди ариев.
В своих священных молитвах арии подчеркивали, что земля будет счастлива, если праведный мужчина возведет на ней свой дом, в котором священный огонь будет постоянно гореть. В этом доме он будет жить со своей любящей женой и дорогими детьми, а двор дома будет заполнен собаками, лошадьми и скотом. Земля будет счастлива только тогда, когда она будет возделываться. Девственная, нетронутая почва ждет своего хозяина. Даже если он будет возделывать ее только левой рукой, то правой руки не хватит, чтобы собрать весь урожай. Эта фраза означает, что любые даже малейшие усилия человека по возделыванию земли приведут к значительным успехам.
Земля дает нам сладчайшие фрукты и обеспечивает нас всей пищей, необходимой для утоления чувства голода. Тот, кто возделывает землю с искренней преданностью Ахура Мазде, значительно ослабляет зло, которое хотело бы видеть землю запущенной и безжизненной. Тот, кто не желает возделывать землю, получает осуждение от нее самой:
“О, человек, который не возделывает меня
Ни левой своей рукой, ни правой
Определенно ты будешь стоять перед дверями других
Жалко выпрашивая еду вместе с нищими.
Определенно, несвежая пища будет верхом того
Что ты получишь от них.
Тех, кто утопает в богатстве и излишках.
Но если ты будешь работать на моих полях
В поте лица своего
Со всей душой отдаваясь работе
Тогда я награжу тебя молоком из своей груди.
Плодами твоих трудов будет обильная
Пища для всей твоей семьи.
Счастлива буду и я в тот день.
А Бог Ахура Мазда пошлет тебе несказанные милости.
О, славный человек! Помни и возделывай меня!”

Пешотан и Ясмин с наслаждением пропели слова священной молитвы земледельцев. Ахура Мазда сам показал людям, как влияние праведной маздаяснийской религии может быть увеличено. Согласно слов Ахура Мазды:
“Любой человек выращивающий хлеба, выращивает праведность. Он ускоряет рост маздаяснийской религии и питает ее в сотни раз сильнее, чем одна тысяча молитв или десять тысяч исполнений ритуала Ясна (священной огненной церемонии)!”
“Когда хлеба хорошо растут и колосятся, дьявол прерывисто дышит. Когда вся земля засажена садами, пышно цветущими и дающими плоды, дьявола душит приступ кашля. Когда мы убираем и молотим хлеба, дьявол плачет. А когда зерно перемалывается в муку, разрушается естество дьявола. Поэтому в доме, где много своей муки дьявол поражен”.
“Запомните эти священные слова. Без выращенного самими вами урожая у вас никогда не будет силы следовать путем праведности Аши, не будет силы заниматься сельским хозяйством, не будет желания рожать детей. Определенно, на этой пище держатся все мои творения, а без нее они умирают”.
Вот почему доблестные арии всегда имели активное отношение к жизни. У ариев не было слабых, не было нищих, которые жили бы за счет милостыни и труда других. Такое понятие как отказ от работы было им неизвестно. Все эти негативные, разлагающие понятия были привнесены к ним гораздо позже неарийскими племенами. Жизнерадостный и деятельный дух ариев не давал им возможности думать о таких вещах. Действительно, бодрость и трудолюбие были величайшими подарками, полученными ими от Ахуры.
Мир был создан Ахурой, а они были его детьми, специально посланными Богом в этот мир. Они четко знали два своих главных долга: во-первых, жить в праведности, следуя древнему закону Аша — Великому закону природы (по-авестийски Эрета, на санскрите Рта), а во-вторых бороться со злом в любой его форме как истинные ратхештары — воины Бога.
Мир не был злым, мир был полем боя специально созданным Ахурой. И все несчастья, которые происходили в этом мире с ариями, были посланы не их покровителем Ахурой, а исходили от его главного врага — зла.

Глава 21

Пешотан с Ясмин жили счастливо. Беременность Ясмин протекала успешно и, наконец, в канун славного праздника Навруза она родила долгожданного ребенка.
Это, конечно же, был cын. Пешотан и его жена с чувством гордости и радости любовались на новую жизнь. Члены их семей и друзья вскоре заполнили их дом, принося свои поздравления, а затем во внутреннем дворе начались веселые танцы.
Семейные пары, молодые и старые, взяли друг друга за руки, и вышли на расчищенную площадку под громкие подбадривающие крики зрителей, чтобы показать свое искусство танца. Ноги сами пустились в пляс, длинные юбки женщин закружились в зажигательном ритме танца. Девушки порхали и кружились с пленительной улыбкой на лицах. Мужчины, встав на одно колено, держали своих партнерш за руку, наслаждаясь их легкими движениями.
Веселье подобно урагану распространилось среди танцующих. Многие стали подбрасывать своих партнерш, и они некоторое время подобно птицам парили в воздухе, пока их не подхватывали крепкие мужские руки и аккуратно ставили на землю. Окружающие, затаив дыхание, следили за этим действом. Когда одна из пар покидала круг танцующих в изнеможении, ее место тут же занимала новая пара. Веселье стало безудержным к вечеру, когда молодые пары энергично станцевали зажигательный финальный танец. Затем счастливые и довольные все разошлись.
Арии с таким трудом достигли этой земли Ариана (Иран) и они поистине заслужили эти моменты счастья. Хотя арии в этот вечер танцевали и были очень веселы, в своем сознании они не переставали восхвалять Ахура Мазду, который наградил их столь прекрасной землей. Землей, на которой они счастливо жили и преобразовали ее в Гародеману или рай Ахуры, утопающий в прекрасных цветах, чистый и первозданный, наполненный песнями счастья. Арии были несказанно счастливы и довольны своей жизнью, они были неэгоистичны, чисты, любили природу и всех ее обитателей.
Был великий Навруз, вино текло рекой. Навруз был праздником Нового года у ариев, первый день их календаря. Они придавали ему особое значение, Навруз был древним фестивалем ариев встречи весны. Днем, когда жестокая зима уходила, а весна уже чувствовалась в воздухе. Когда холодные и бесплодные деревья начинали покрываться листвой и бутонами цветов. Таким образом, природа обновлялась каждую весну. Арии знали, что весь мир также омолаживается в этот день. И окончательное омоложение, известное им как Фрашо-Керети сделает весь мир чистым и прекрасным по воле Ахура Мазды. Это случится в тот день, когда Ахура Мазда уничтожит все зло в мире. Добро победит все негативные помыслы в сознании всех обитателей земли. Тогда не будет больше никогда смерти, болезней, голода, жажды, бед, несчастий, уродств и безобразий.
Сам Бог вдохновил царя ариев Джамшеда ввести этот славный весенний праздник Навруз. Чтобы арии каждый год думали о будущем благословенном состоянии мира и цели человеческой жизни. Праведные мужчины и женщины, которые умерли до наступления этого чудного времени, став жертвами зла, которое уничтожило бессмертие человека, погрузив его в страдания, болезни, смерть; все эти жертвы зла и смерти будут воскрешены к жизни собственными руками Всемогущего Творца. Ахура Мазда воскресит их,
собрав воедино все частицы их тел, которые ветер разнес по четырем сторонам света. Поэтому листва и бутоны, которые появляются на деревьях каждую весну, должны показывать человеку как будет воскрешено и его собтвенное тело.
Самое величайшее чудо Бога — это Ристакиз или Воскресение, о котором первыми в мире узнали именно арии. Ристакиз было то, о чем каждый арий, заслуживающий воскрешения из мертвых, молился очень страстно день и ночь в своих молитвах, возносимых к Ахура Мазде. Это было самое заветное желание всех праведных ариев, этот момент они все терпеливо ждали. Во времена притеснения и великих смут, когда казалось, что зло победило и исполнило свой обет уничтожить доблестную расу и религию риев, раскачав устои всего мира; даже в такие времена бедствий, страданий и слез, арии свято верили в наступление времени Фрашо-Керети. Все испытания только помогали им усилить свою веру и надежду на мощную
помощь Бога, который высушит их слезы; превратит их горе в счастье, их отчаяние заменит освежающим фонтаном радости. Ведь целый мир заполнен его божественной природой, которую не сможет погасить никакое зло.
Именно это ожидание Воскресения в древней вере ариев было связано с их весенним праздником Наврузом, который считался победой сил природы, победой тепла над холодом, весны над зимой. В этот замечательный праздник Навруз, день и ночь имеют приблизительно одну продолжительность, вот поэтому его и считают первым днем весны. Современной науке этот день известен как день весеннего равноденствия, но это было известно ариям тысячи лет назад. Великий царь Джамшед (известный в те времена как Ийма Кшаета) был правителем ариев на их прародине в Ариана Ваэдже, и он был первым, кто начал праздновать этот замечательный арийский праздник.
Народ ариев очень любил своего вдохновенного Ахурой правителя — царя Джамшеда, чему способствовало много причин. При его правлении были побеждены старость, болезни, даже сама смерть. Поистине, при его благословенном правлении, если на улице встречали отца и сына, то невозможно было различить их, каждый выглядел как пятнадцатилетний юноша. Все это было достигнуто благодаря чистоте помыслов правителя и всех ариев, которые жили тогда. Время его правления вошло в историю как золотая эра цивилизации ариев.
Таким был царь Джамшед, вдохновленный самим Ахурой на празднование весеннего праздника Навруза. Он остался в памяти всех ариев как давший надежду на Воскресение всего мира. И именно его вспоминают арии с незапамятных времен каждый год, когда весело и радостно встречают Навруз.
Вино было особым подарком Ахуры. Царь Джамшед сам открыл искусство виноделия и научил ему ариев. Он описал полезные свойства этого напитка и как им пользоваться в медицинских целях. Когда бы арий не пил вино, он всегда вспоминал великого царя Джамшеда, который заповедал ариям всегда быть веселыми и жизнерадостными.
Много времени прошло с тех пор. Множество праздников Навруз было отмечено. Но каждый последующий праздник был наполнен радосью и весельем не менее чем предыдущие. Сын Ясмин и Пешотана возмужал. Они назвали его Мехеразад, что значит рожденный от солнца. Помимо него Ясмин родила еще двух славных мальчиков с промежутком в несколько лет, а затем еще трех прекрасных и любящих дочерей. Теперь ее семейное счастье было полным.
Арии, поселившиеся в Иране, скоро узнали о своих братьях, которые при миграции из Ариана Ваэджи взяли другое направление. Теперь они жили на западе, на востоке и юго-востоке от Ирана. Ратхештары-разведчики привозили потрясающие новости: арии поселились и в других созданных Ахурой благих землях, где текут мощные реки и высокие снежные вершины подпирают небо. Другим не менее важным центром поселения ариев стала Арьяварта, страна, которая находилась на территории современных Афганистана, Кашмира, Пакистана и даже захватывала некоторую часть Северной Индии. Там были построены прекрасные города ариев Хараппа и Мохенджо-Даро, где преданные Ахура Мазде арии
жили в изобилии и процветании в течение тысяч лет. Ахура Мазда и его священные творения,
такие как огонь, почитались ими с большой преданностью и любовью.
Пешотан и Ясмин также слышали о других племенах ариев, которые осели на территории современной России. В то время как другие пересекли весь континент и подобно мощной океанской волне захлестнули Европу. Борясь с варварами и покоряя их везде, где они проходили, арии заселили территории современных европейских стран: Германии, Греции, Франции, Италии, Испании, Англии, Ирландии и Скандинавии. Европейские кельты, греки, итальянцы, славяне, литовцы, немцы, англосаксы, ирландцы и все скандинавские народности, все это отпрыски славного рода ариев.
В те дни, когда арийская религия Ахура Мазды распространилась по всему миру, никто
не мог себе представить, что придут такие дни, когда мать всех религий будет забыта практически всеми своими многочисленными приверженцами. Своим разрушительным дыханием зло обдало эти земли. Медленно, но верно, чистые и добродетельные идеи веры ариев были забыты и стерты из памяти людей. Идеи полные отрицания и безысходности, теория мира как майи или иллюзии, вера в Аватаров как воплощения Бога, стали расползаться под предлогом возрождения религии ариев. Однако эти идеи никогда не присутствовали в их религии! Чистое дыхание жизни в арийских ведах Индии было утеряно в поздних книгах, в которых, странные мифы стали приписываться ариям.
Те арии, которые рассеялись по другим частям света, особенно те, что осели в Европе, что стало с ними? Увы, они утратили веру в Ахуру. Они хотели сохранить чистую религию ариев на тысячи лет, но постепенно уступили. Основные черты древнего Бога и его религии были забыты. И тогда эти племена ариев скатились до состояния варварства, которое они видели вокруг. Цивилизация и культура, развитые на древней родине ариев в Ариана Ваэдже, и сохраненные ариями в Иране, не смогли удержаться в Европе. Европейские арии стали бродячими, полукочевыми племенами как их древние предки во время великой миграции с севера. Некоторые из них поселились в пещерах или родовыми деревнями. Однако некоторые
обычаи ариев дошли до нас через тысячи лет. Например, и по сей день в Европе, сельские доктора предписывают принимать древнее лекарство ариев, мочу быка или Гомез при различных расстройствах. Что убедительно подтверждает наличие древних обычаев ариев у этих народов.
Но очень печально видеть сегодня, что жители Европы, Британии, России и Америки забыли, что все они произошли от одного генеалогического древа, забыли, о великом братстве ариев. Они забыли о том, что когда-то носили священные пояса кушти все вместе.
Таким образом, из множества стран мира, только одна земля Ирана сохранила матерь всех религий в ее первоначальной чистоте. Иран поистине был благословенной землей. Однако пришло время, когда ночь опустилась над миром, время, когда все усилия доблестных предков ариев сохранить свою религию, усилия Пешотана, Ясмин, Ноширвана и Хавови оказались напрасными. Казалось бы, пришло время, когда зло одержало триумфальную победу, когда даже Иран находился на грани полного забвения древней религии. Но не бывать этому!
“О, Иран! Стань сильным и стойким!
Ты наш последний оплот.
Силы зла окружили тебя.
Но ты сможешь противостоять им.
Религия ариев, которую ты соханил
Никогда не должна умереть!
С незапамятных времен
Ты стоишь твердо на пути истины
Со времен благословенного спасителя Заратустры
Который был рожден на твоей священной земле.
Так спаси нашу древнюю веру
И гордо подними флаг Аши снова.
Наша драгоценная родина и наши предки
С великой надеждой ждут этого.
О, Иран! Стань сильным и стойким!”