ПЕРВЫЕ ПРОПОВЕДИ ЗАРАТУШТРЫ

Изложено по: «Денкарт » VII. 4.1—28

Когда Заратуштра, осенённый светом божественной Истины, возвратился после встречи с Творцом в родное селение, он сразу отправился на собрание жрецов-карапанов и там, перед племенными Рату и служителями богов, во весь голос воспел «Ахуна Вайрью» 762, а затем таким же громким голосом призвал народ обратиться в веру Ахура Мазды.

{— Речь моя для внимающих, — стал поучать пророк, — о том, что творит Мазда, будет вещать она, о делах его, которые доступны разумению мыслящего. Речь моя будет славить Ахуру: её предмет — предмет благоговения для неискажённого духа, предмет высоких святых размышлений. Исполнено прелести, добра и блеска то, о чём буду говорить я.

Итак, внимай, о человек, с напряжением слуха превосходному смыслу моего слова: оно укажет тебе, что избрать лучше — каждому укажет оно; выбор касается твоей плоти и тебя. Пока не настало великое время, нас учат те, которые обладают премудростью.

Два Духа [Спента Майнью 763 и Ангхро Майнью 764] , два близнеца в начале провозгласили от себя чистое и нечистое мыслей, речей и поступков. Благомудрые знают разницу между провозгласителями, не знают её зломудрые: суд благомыслящих безошибочен и верен как о том, так и о другом Духе.

В первый раз когда они пошли создавать и жизнь, и отсутствие жизни, и всё, чем стоит наконец мир — где дурное, там виден был и Нечистый, Дух же Благой всегда пребывал неразлучен со Святостью [Аша].

Из этих Духов Злой избрал для себя нечистое дело, чистоту же избрал Дух Непорочный 765, обитающий в непоколебимом небе: последовали чистоте чтущие Ахуру делами Правды, веруя Мазде [К]. Так и всякий человек должен сделать свой выбор между Добром и Злом. Но между избирателями не избрали Правды сонмы дэвов и кто ими обманут. Лишь только Нечистый Дух решил свой выбор, он прибегнул к сомнению, и — к Айшме немедленно столпились все желавшие безобразия этому миру. [А] к Ахуре прибегнула власть с благою мудростью и чистотою; прочность же и неослабную крепость телам их даровала Армайти. Да пребудут они всегда таковыми, как когда впервые ты [Ахура Мазда] приступил к творению!

Когда настанет время казни злодеям, тебе, Мазда, предстоят власть и благая мудрость. Ахура повелевает той и другой и — злодея они предают в руки непорочности.

Да пребудем мы твоими, мы, стремящиеся к преуспеянию мира: Ахура Мазда да укрепит нас, да укрепит нас Святость [Аша]. Кто благомудр здесь, тому вечное пребывание там, где обитает премудрость [К]. — в царстве Бесконечного Света.

На злого, на губителя, вот уже падает гибель разрушения; но сходятся в одно мгновение невредимыми в прекрасной обители Благого Духа, в обители Мазды и Непорочности [Аша] те, для кого было сладостно прославление Благого [Духа].

Итак, поучайте о двух властелинах: их действия открыты Маздою человеку. Поучайте об них с наслаждением и постоянно: это учение давно уже разит нечестивых. В нем сила тому, кто праведен душою, в нём прославление ему [К]766

Кави, Рату и карапаны вскрикнули, изумлённые такой речью. А Заратуштра с ещё большим воодушевлением воззвал ко всему правед¬ному телесному миру о приверженности праведности и о непочтении к дэвам.

 Молитесь Амеша Спента и отвратитесь помыслами, речами и делами от дэвов! — выкрикивал он. — А лучшее из противодэвовских оружий — это браки кровнородственные, брата с сестрой и отца с дочерью!

После этих слов [Заратуштры] бесчисленные дэвопоклонники, карапаны и кавии бросились на пророка, схватили его и потребовали для него смерти. Но был среди тех карапанов и кавиев туранец по имени Аурвойто-данг 767, всеми чтимый, подобный великому правителю того каршвара; много воинства <…> было у него и много могущества. И этот Аурвайто-данг воспротивился.

 Вы не должны убивать этого человека, в коем мои глаза узрели творение Ахуры, отмеченное печатью богоизбранности. Он сделается силён и могуч, а если вы убьёте его, божественная благодать и небесный разум надолго покинут нас, и на наш народ обрушатся все мыслимые и немыслимые несчастья.

Однако потомки Аурвайто-данга — а их было очень мною на том собрании карапанов и кавиев — настаивали, что Заратуштру надлежит предать смерти за его кощунственные слова. Аурвайто-дангу с трудом удалось утихомирить их.

 Нет, о Спитама Заратуштра, — сказал, обращаясь к пророку, Аурвайто-данг. — Я никогда не послушаюсь твоего призыва обратиться в веру ахуровскую, заратуштровскую.

Тогда Заратуштра повернулся к Аурвайто-дангу и заговорил вдохновенно:

 О Аурвайто-данг! Ахура Мазда, великий Творец всего сущего, спрашивал меня так: «О Заратуштра! Вот возвратишься ты от нас, Бессмертных Святых, в свой телесный мир, в родное селение, — и кто же среди людей, тебя окружающих, кажется тебе самым благочестивым, но при том также могущественным и влиятельным?» И я ответил Творцу Ахура Мазде: «Это Аурвайто-данг Тур, о Ахура Мазда праведный». И Ахура Мазда сказал мне на это: «Его, о Заратуштра праведный, его, Аурвайто-данга, первым из смертных людей ты должен обратить в веру ахуровскую, заратуштровскую. Ибо этот влиятельный муж премного поспособствует делу укрепления истинной веры, и многие обратятся следом за ним. А если, о Заратуштра праведный, не внемлет Аурвайто-данг твоей речи и не пожелает обратиться в веру ахуровскую, заратуштровскую, ты скажешь ему так: „Ты совершаешь великий грех, и достоин погибели, и прощения тебе после смерти нет“. Ибо Аурвайто-дангу известно о существовании праведной веры, поэтому его грех неприятия веры тяжче, нежели грех тех, кто о моей вере не ведает». Вот какие слова, о Аурвайто-данг, молвил мне Ахура Мазда.

Высказав это, Заратуштра отвернулся от Аурвайто-данга и повернулся к другому каранану, Ведвойшту, который был самым яростным противником истинной веры.

 А про тебя, Ведвойшт, — продолжал Заратуштра свою боговдохновенную речь, — про тебя вот что мне говорил Творец Ахура Мазда: «Я, Творец мира и всего, что существует в нём, оберегаю мои создания от Зла, и Бессмертные Святые противостоят Злу в этом мире тленном. Потребуй, о Заратуштра праведный, от Ведвойшта неправедного, чтоб он принёс мне жертвенный дар: сто молодых сильных рабов, девиц-рабынь и лошадиные упряжки. Скажи ему, Ведвойшту неправедному: «Если ты, о Ведвойшт неправедный, поднесёшь такой дар Axуpe, много благости воспоследует через это для мира; а если ты, о Ведвойшт неправедный, такого дара Ахуре не поднесёшь, воспоследует тогда множество всяческого зла».

 Твои слова для меня — ничто! — презрительно ответил Ведвойшт. — Я сам себе божество! Богатства у меня больше, чем даже у твоего Ахура Мазды! Я сам привык получать дары — скот и домашнюю птицу. Получать, а не подносить другим! Ты понял меня?

Заратуштра содрогнулся в душе от такого богохульства и немедленно передал 768 речь Ведвойшта Ахура Мазде и Амеша Спента — слово в слово, как она прозвучала из уст нечестивого карапана. И Ахура Мазда сказал своему пророку:

 Надменен этот карапан и грешен безмерно. Страшное возмездие ожидает его за такие слова. Когда по прошествии третьей ночи душа покинет его 769, семеро Амеша Спента, сияющих и пречистых, не придут ему на помощь. Его ждёт преисподняя бездна, а пищей его будет заплесневелый хлеб.

*762 В подлиннике: воспел формулу [молитвенную]

*763 В «Гатах» тождествен Ахура Мазде.

*764 В «Гатах» Ангхро Майнью не называется по имени и фигурирует нарицательно

*765 Прообраз свободного выбора между Добром и Злом, который в жизни делает чело¬век.

*766 «Ясна» 30

*767 Тождствен Аурвайто-диху, косвенно упоминаемому в Затспрам» 20.8 – см. с. 263

*768 В подлиннике буквальн: Зардушт пошёл к Ормазду [и] Амахраспандам.

*769 Имеется в виду третья ночь после смерти. Подробно см. выше – с. 297 и 300

ЗАРАТУШТРА И БЛАГАЯ АШИ

Изложено по: «Яшт» 17.17—18, 21—22

Однажды благая Аши, стоя на колеснице, выслушивала молитвы, которые к ней обращали люди. Вдруг слух её возрадовали сладкозвучнейшие слова. Удивлённая богиня воскликнула:

О, кто ко мне взывает,

Кого из всех зовущих

Мне так приятна речь? [СК]

И ей с земли отозвался Заратуштра. Тогда Аши сказала ему:

«Ко мне приблизься, праведный

Поистине, Спитама!

У колесницы встань!»

И, подойдя поближе,

Спитама Заратуштра

У колесницы встал.

Его коснулась Аши

И сверху провела

Обеими руками,

И правою и левой,

Словами говоря:

«Красив ты, Заратуштра,

Прекрасен ты, Спитама,

Со стройными ногами

И длинными руками,

Тебе дала я Хварно,

Твоей душе блаженство,

Как прежде предрекла» [СК].