Небесные стражи Времени и Пространства

Древние персидские астрологи, строя гороскопы, учитывали влияние не только видимых планет, но и нескольких «непроявленных», чья сфера влияния, в основном, связана с течением времени. Четыре скрытые планеты, управляющие ходом времени, в древнейшей традиции зерванитов 1 получили название стражей времени. Людям, отмеченным божественной благодатью, стражи времени дают возможность войти во временной поток, стать частью этого потока и приблизиться к вечности – основе всего сущего.

Пещерный храм огня, Нахши Ростем, время Сасанидов (Шапура I, III в. н. э.)

Стражи времени, несмотря на то что они имеют проекции на эклиптику, оказывают влияние на судьбу и могут быть рассмотрены как астрологические объекты, по своей сути не являются планетами. Стражи времени – это эманации Зервана, пронизывающие воплощенный мир, своим движением задающие ритм развития Вселенной. Необходимость в появлении стражей времени возникла после прорыва оболочки воплощенного мира Гетиг духом зла Анграманью, вторгшимся в Мироздание с целью его осквернения и разрушения. Господь Ахурамазда, создавший благой воплощенный мир, назначил духу зла срок последней и решающей битвы, тем самым ограничив существование зла временными рамками. Так появилась вторая ипостась Зервана – однонаправленно текущее время, ход которого нельзя обратить вспять, оставаясь в пределах данного пространственно‑временного континуума. Дух зла Анграманью оказался ограничен пределами Зервана Карана – кольца времени, текущего от прошлого к будущему. Поддержание нормального хода времени обеспечивают Небесные Стражи, действующие в проявленном мире от лица самого Зервана Акарана (Бесконечного времени).

Проявляясь в гороскопах отдельных личностей, стражи времени ставят перед ними вопрос преодоления временных оков, ограничивающих срок жизни всего, что рождено в материальном мире. Являясь связующими звеньями между материальным и идеальным мирами, стражи времени дают возможность просветленным душам подняться над воплощенным миром и открыть другие формы реальности. Но такая возможность дается лишь редчайшим людям, сумевшим победить зло внутри самих себя. Именно в этом и состоит функция Стражей Времени – весь мир, погрязший во грехе, держать в рамках времени и пространства до решающей битвы между Добром и Злом. Но тем, кто пережил свой внутренний Армагеддон и победил человеческие слабости и пороки, Стражи Времени открывают врата Вечности.

Представление о четырех Стражах Времени сохранилось только в зороастрийской традиции. Отголоски этих древнейших мифологических представлений прослеживаются в образах буддийских стражей сторон света и четырех всадниках Апокалипсиса. Но нигде, кроме как в учении магов‑зерванитов, не сохранилось целостного представления о связи их с ходом времени.

Четыре стража времени и пространства были поставлены в помощь Хормазду на границах Мироздания для того, чтобы ограничить пребывание зла рамками этого мира. Дух зла пленен в нашем воплощенном мире, который является для него ловушкой. Ангра‑Манью не может изменить ход времени и нарушить причинно‑следственную связь. Круг замкнут, и размыкается он только для тех, кто одержал победу в своей личной битве с духом зла. Преодоление пороков оскверненной Ахриманом человеческой природы делает человека властелином своей судьбы. Временные и пространственные рамки для Божьего помазанника раздвигаются, он вступает в иную реальность, в которой время течет по иным законам.

Но здесь, в мире, отягощенном злом, действует линейная система координат и однонаправленно текущее время, хранителями которого являются Стражи Времени. Четыре формы времени: прошлое, настоящее, будущее и вечность, являются формами проявления четвероликого Зервана в нашем мире. Стражи четырех форм времени непосредственно связаны с пространством. Так, Страж прошлого является также стражем Запада, Страж настоящего покровительствует Северу, Страж будущего связан с Востоком, а Страж Вечности соотносится с Югом.

Координатором четырех стражей времени является зеркальная дева Вакшья, чье одеяние – отражение иного мира, и чей лик является пустотой, наполненной огнем. В проявленном мире Вакшья является отражением того, чего мы не знаем и не узнаем до тех пор, пока не пройдем весь круг воплощений. Зеркальная дева связана с четырьмя формами времени, но представляет собой нечто совершенно особое. Это то, что может стереть все вместе, или воссоздать каждое в отдельности. Вакшья в совокупности с четырьмя Стражами Времени составляет первый квинтет, управляющий мирозданием. Четыре формы времени делятся попарно, 5‑я ипостась времени, объединяющая прошлое, настоящее, будущее и вечность в единый поток, – над ними. Понятно, что прошлое и будущее составляют пару, разделенную моментом настоящего. Но настоящее тоже имеет свою противоположность – вечность, являющуюся проекцией мига, разделяющего прошлое и будущее, на идеальную всеобъемлющую модель бытия. Вечность – это настоящее, развернутое в бесконечном времени Зервана Акарана. Каждый миг настоящего содержит в себе вечность, в которой возможна остановка любого процесса и раскручивание его в различных направлениях. Вечность многовариантна, но она недостижима без совершения правильного выбора и преодоления зла в настоящем. Вечность противостоит настоящему и взаимно его дополняет. Движение от прошлого к будущему происходит линейно в горизонтальной плоскости, в то время как скачок из настоящего в вечность осуществляется вертикально и подобен выходу из плоскостного в объемное измерение.

Вечность доступна только существам высшего порядка, к числу которых могут быть отнесены и некоторые люди. Животные живут только в однонаправленном трехипостасном времени. Обладая генной памятью, врожденными инстинктами и приобретенным опытом, они имеют собственное прошлое, заботясь о потомстве и делая запасы пищи на зиму, животные формируют свое будущее, а утоляя инстинкты и сиюминутные потребности, живут настоящим. Но врата вечности закрыты для них, как, впрочем, и для людей, живущих лишь проблемами повседневности. Те, кого никоим образом не интересуют вневременные, вечные проблемы, кто даже не задумывается о том, что лежит в основе причинно‑следственной связи событий и явлений, практически ничем не отличаются от братьев наших меньших. Человеку, в отличие от животных, дана возможность приблизиться к пониманию чего‑то высшего, открыть Врата Вечности, но, к сожалению, лишь очень немногие люди пытаются использовать это, дарованное им Создателем, преимущество.

Подняться над проблемами сегодняшнего дня и осознать величие замысла Творца – первый шаг к постижению высшего знания, постижению истины, постижению вечности. Процесс медитации или молитвы, вырывающий человека из круга повседневных проблем, и есть момент вхождения в вечность. Тело человека продолжает пребывать в мире однонаправленного времени, но сознание может подняться к высотам Эмпирея, в вечность Зервана Акарана. Это возможно только потому, что человеческая душа имеет божественное происхождение, и, поднимаясь к заоблачным высотам, она лишь возвращается к своему первоистоку.

Согласно воззрениям зервано‑зороастрийской мифологии, целостность пространственно‑временного континуума Мироздания охраняется четырьмя небесными стражами – четырьмя особо значимыми звездами, связанными как с четырьмя формами времени, так и с четырьмя сторонами света.

Их имена:

Тиштар – страж Востока и будущего,

Шатаваэш – страж Запада и прошлого,

Хафторинг – страж Севера и настоящего,

Вананд – страж Юга и Вечности.

Вот что говорят об этом космогонические тексты «Бундахишна»: «По образцу и подобию военной армии, предназначенной для битвы, они распорядились каждым отдельным созвездием из этих 6480 тысяч маленьких звезд, как своими помощниками: и среди этих созвездий четыре вождя, назначенных на четыре стороны света, являются главными. По совету этих вождей многие бесчисленные звезды специально определены на различные четверти и различные места, представляя объединенную силу и власть этих созвездий. Так сказано: Тиштар – вождь востока, Шатаваэш – вождь Запада, Вананд – вождь Юга, Хафторинг – вождь Севера».

Относительно идентификации стражей Неба с реальными звездами современными иранистами высказывалось достаточно много предположений. С полной уверенностью можно утверждать лишь то, что страж востока Тиштрия – это Сириус (созвездие Большого Пса). Относительно же других стражей мнения разделяются, но большинство исследователей считают так: под именем Вананда древние астрологи подразумевали звезду Фомальгаут (созвездие Южной Рыбы), хотя есть версия относительно отождествления Вананда с Вегой (созвездие Лиры); под именем Шатаваэша – звезду Антарес (созвездие Скорпиона); а под стражем севера Хафторинга (буквально «Семизначный») – созвездие Большой Медведицы, либо звезду Арктур (в переводе с греческого «Страж Медведицы») из созвездия Волопаса.

Следует заметить, что в «Бундахишне» о небесных стражах говорится лишь как о стражах пространства, а как о стражах времени речи не идет. Но маги‑зерваниты понимали, что пространственно‑временной континуум представляет собой целостную структуру, а посему, развивая мысль о четырех стражах сторон света, утвердились в представлении о том, что они же являются и стражами четырех форм времени.

Это представляется весьма логичным, поскольку четыре стороны света, как система пространственных координат, связаны с четырьмя формами времени в течение суток: восток является местом восхода Солнца и отмечает наступление утра, запад – местом его захода вечером, юг определяет высочайшее положение светила в полдень, а север соответствует полуночи и положению Солнца под горизонтом глубокой ночью.

По мнению зерванитов, стражи времени являются хранителями физических констант Мироздания, и их функция заключается в поддержании Закона Ограниченного Времени, в котором заключен Ангра‑Манью, – они следят за тем, чтобы никто не мог возвратить прошлое или ускорить приближение будущего. Благодаря стражам времени, охраняющим Космические законы, наше Мироздание остается постоянным, а пространственно‑временной континуум, который и есть, по сути, проявление Зервана Даргахвадата, сохраняет свою целостность.

Судя по всему, культ Бога Времени возник еще до разделения семьи индоевропейских народов, и, возможно, поэтому некоторые особенности русского и белорусского языков, принадлежащих к группе индоевропейских языков и сохранивших много архаических рудиментов, помогают реконструировать определенные элементы из общей картины космогонических представлений древних ариев. Так, например, в белорусском языке пространственные константы «Восток», «Запад», «Север» и «Юг» выражаются понятиями времени, означающими положение Солнца в его суточном движении по небосклону: «восток» звучит как «усход» (восход Солнца), «запад» как «захад» (заход Солнца), «юг» как «Поўдзень» (полдень – половина дня), а «север» как «Поўнач» (полночь – половина ночи), – то есть в белорусском языке и направления пространства, и соответствующие им формы времени определяются одними и теми же словами. Это свидетельствует о том, что в понимании древних славян понятия времени и пространства были неразделимы.

Древним славянам так же, как и персам, было свойственно видеть связь между четырьмя положениями Солнца на небе (восход, полдень, заход и полночь), определяющими систему пространственно‑временных координат, и четырьмя формами времени: будущим, настоящим, прошлым и вечностью. Это становится ясно из названий обрядов, связанных с приготовлением пищи в течение суток, и оставшихся в употреблении по сей день. В архаические времена процессу приготовления пищи придавали магическое значение, ведь ритуальное изготовление «напитка бессмертия» и хлебных лепешек входило в состав ежедневного жертвоприношения Солнцу – главному предмету поклонения древних ариев. Восход и заход Солнца, а также его высочайшее положение на небе отмечались обрядовыми трапезами, названия коих и по сей день не вышли из употребления.

Первая трапеза в течение дня называлась «завтраком» – словом, однокоренным авестийскому «заотра», означающему жертвенную лепешку, замешенную на молоке, а также и сам процесс жертвоприношения огню. Сакральный смысл завтрака состоял в приношении даров восходящему Солнцу, ему молились и у него просили сил на предстоящий день, то есть на «завтра». В противоположность завтраку на восходе, посвященном будущему, основным мотивом вечерней трапезы на заходе Солнца было благодарение богам за прожитый день, то есть ужин был посвящен прошлому времени. Само название ужина в белорусском языке говорит об этом – «вячэра», то есть «вчера». Пара «заўтрак – вячэра» или «завтра – вчера» символизируют будущее и прошлое, между которыми есть нечто среднее – временная формация, называемая «настоящим» и соответствующая наивысшему положению на небосклоне стоящего Солнца, то есть полдню. Посвященная настоящему времени ритуальная трапеза так и называлась – «полдник». Как полдню противостоит полночь, так «настоящему времени» противостоит «ненастоящее время», или вечность. Полночь – время сна, время общения человеческой души с богами, время, когда стираются различия между прошлым, настоящим и будущим, это и есть, собственно говоря, время Акарана – безначальное, бесконечное, безымянное. Судя по всему, изначально славяне делили сутки на две части: день и ночь, что вполне соответствует духу арийского дуализма, а точки верхней и нижней кульминации Солнца, делящие эти временные отрезки еще на две равные части, получили названия «пол‑день» и «пол‑ночь». Таким образом, возникло деление суток на утро, день, вечер и ночь.

Целостность пространственно‑временного континуума нашего Мироздания охраняется четырьмя стражами времени и пространства, обеспечивающими последовательную смену утра, дня, вечера и ночи в едином потоке времени. Согласно зерванитской традиции, изустно передаваемой из поколения в поколение на протяжении многих веков, страж Запада Шатаваэш является хранителем прошлого, страж Севера Хафторинг – владыкой настоящего, страж Востока Тиштрия открывает двери в будущее, а страж Юга Вананд таит в себе дыхание вечности.

Четыре формы времени являются четырьмя ипостасями Зервана: однонаправленно текущие прошлое, настоящее и будущее времена принадлежат Зерван Карана, вечность – Зерван Акарана. Главная функция, объединяющая всех стражей времени, двойственна: с одной стороны, они поставлены как четыре столпа Мироздания для ограждения мира от Зла, а с другой – с ними связано освобождение от пут времени. Зерваниты называли стражей неба освободителями, водителями душ, которые могут вернуть человечество к источнику всего сущего – к непостижимому Зервану, к наполненной Пустоте, из коей родилось творческое персонифицированное начало Вселенной – Господь Ахура‑Мазда. И потому стражи неба – наилучшие ориентиры на пути к пониманию Божьей воли, воплощенной в событиях реальной жизни.

Помимо того, что три стража времени – прошлое, настоящее, будущее – неразрывно связаны друг с другом в едином потоке замкнутого времени (Зервана Карана), у них есть и свои особенности, заключающиеся в различии их функций.

Страж прошлого Шатаваэш является хранителем пройденного Мирозданием пути. Он освобождает память человечества из оков забвения. Память явная и память генная, как отдельного индивидуума, так и всего человечества в целом, находятся на его попечении. Стирание памяти лишило бы любого человека осознания собственного «Я», полностью исказило бы понимание реальности и разорвало бы все существующие связи между индивидуумом и окружающим миром. Память о прошлом необходима нам для создания стройной системы временных координат, отсутствие которой равносильно исчезновению почвы под ногами. Прошлое – это фундамент для настоящего и будущего, оно хранит в себе причины тех процессов, последствия которых определяют настоящее и формируют будущее. Прошлое – это та данность, которую изменить невозможно, в отличие от будущего, которое мы формируем собственным выбором в каждый настоящий момент времени.

Человек живет во времени, постоянно переживая процесс превращения будущего в прошлое. Но какая форма времени для человека является наиболее значимой, что определяет его как личность: прошлое, настоящее или будущее? Настоящее условно, будущее туманно и неопределенно, и на нем человек не может строить своего отношения к окружающей действительности. Человек осознает себя в прошлом. Прошлое не уходит, оно остается в памяти. А память имеет первостепенное значение для человека. Без памяти нет человека. Если лишить человека памяти, он потеряет ощущение собственного «Я». Амнезия лишает человека чувства реальности происходящего, разрывая причинно‑следственные связи. Изменить прошлое невозможно, но можно предать его забвению, в результате чего произойдет деформация настоящего и, как результат, изменение будущего.

Прошлое – важнейшая форма времени для человека. Если лишить человека будущего, у него появится альтернативная модель грядущего, но если лишить человека прошлого, лишить памяти – он потеряет все и станет абсолютно беззащитен. Прошлое человека содержит багаж опыта, впечатлений, выработавшихся привычек и рефлексов, которые в совокупности составляют то, что человек осознает как собственное «Я», собственное, только ему присущее отношение к миру. Прошлое является фундаментом для будущего. Посему именно стражу прошлого, являющегося хранителем всего совокупного опыта человечества, мы должны уделить особое внимание.

Хранитель эволюционного багажа, основы всего сущего, накопленного опыта и генной памяти человечества, страж прошлого времени в зороастрийской традиции получил имя Шатаваэш. Шатаваэш хранит все то, что прожили не только мы, но и весь мир до нас. Вся память предков и вся история человечества закодирована в нас генетически. В генной памяти хранятся не только таланты и способности, но и навыки, позволяющие человеку выжить в экстремальных ситуациях. Хранителем всего этого богатства является Шатаваэш, предоставляющий человечеству возможность вернуться к накопленному опыту и воспроизвести то, что было уже давно забыто и похоронено. Даже малый осколок голограммы минувшего может воспроизвести всю картину целиком. Воссоздание утраченных фрагментов прошлого позволяет установить связь между памятью индивидуальной и памятью коллективной, обрести поддержку и помощь стража прошлого. Былое – кладезь мудрости, а Шатаваэш – хранитель этого кладезя, в его власти даровать нам мудрость и открыть забытые страницы истории.

Прошлое изменить невозможно, но из него можно извлечь выводы, его можно использовать как целостную систему. Прошлое не умирает, так же, как не умирает по закону сохранения энергии ни одно явление. Примером тому может служить сохранение солнечной энергии в дереве, которое через тысячелетия превращается в уголь. Когда уголь сгорает, он выделяет то же самое тепло, ту же самую универсальную энергию, которую когда‑то поглотило дерево из солнечных лучей. Это прошлое, которое можно воспроизвести, в которое можно вернуться.

В эзотерической зороастрийской традиции Стражей неба почитали как водителей душ человеческих, их называли избавителями и освободителями, поскольку от их благоволения зависел не только срок человеческой жизни, но и сама возможность управления судьбой, внесения коррективов в данную человеку от рождения программу развития. Страж прошлого Шатаваэш дает людям возможность освободить в себе то, что было самого ценного в них не только от рождения, но от самого первого появления человека на земле. Шатаваэш, связывающий нас на бессознательном уровне со всем человечеством и теми вехами, которые оставило оно на своем историческом пути, может вернуть каждого из нас к тому, что было утрачено в прошлом самого ценного. Страж минувшего возвращает нас к тому прошлому, по отношению к которому современный мир является неполноценным, расколотым и несовершенным. Только ангелу по имени Шатаваэш дано право возвращать человеческую душу в то райское состояние, которое было изначально свойственно созданному Господом миру. Красота и состояние всеобщей гармонии, свойственные первому творению демиурга, были нарушены вторжением духа зла и разрушения. С тех пор мир пребывает в расколотом состоянии, и каждый из нас в глубине своей души понимает собственную неполноценность. Вернуться к изначальному состоянию, обрести утраченную целостность, воспроизвести в себе ощущение родственной связи со всеми благими творениями (стихиями, растениями, животными и людьми) помогает великий страж неба, открывающий врата минувшего. Ощутить блаженство души и тела, обрести утраченный рай – не это ли является заветной мечтой каждого? Чувство удоволетворения, полноценности, внутренней гармонии и искренней радости ниспосылаются нам Шатаваэшем. Ангел минувшего хранит коллективную энергию прошлого всего человечества в целом. Он залечивает раны, притупляет боль, успокаивает душу, примиряет противоречия. В ретроспективе все кажется не таким страшным, каким представляется в настоящий момент. Страж прошлого дает людям возможность погрузиться в прекрасное состояние юности души и тела, которое, к сожалению, не может быть вечным, но тем не менее способно придать сил для решения насущных проблем настоящего и будущего.

Но, увы, наша память неполноценна. Прожитое человеком в данном воплощении прошлое не может воспроизвести полной картины былого. А раз это так, мы не можем жить ни настоящим, ни будущим. Именно потому, что будущее является оборотной стороной прошлого, мы не можем знать того, что нас ожидает. До тех пор, пока прошлое и весь накопленный в нем опыт человечества будут предаваться забвению, будущее будет оставаться тайной за семью печатями. Мы не можем моделировать будущее и управлять своей судьбой до тех пор, пока не узнаем прошлого. Чем лучше человек знает прошлое, тем лучше он может предвидеть будущее.

Лишить народ его истории – значит лишить его будущего. Амнезия, будь то индивидуальная или коллективная, делает того, кто утратил память и связь со своим прошлым, полностью беззащитным перед внешним воздействием. Для того, чтобы сделать человека или целый народ легко управляемыми, достаточно разрушить все, что напоминает ему о прошлом. В ХХ веке человечество столкнулось с проблемой амнезии, результатом чего стало возможным существование государств с идеологией, вывернутой наизнанку. Иллюзорная картина светлого будущего, рисуемая идеологами коммунизма и упорно насаждаемая средствами массовой информации, деформировала сознание народов, имеющих собственную богатую многовековую культуру.

Хафторинг – страж настоящего. Жизнь человека – череда моментов настоящего, перетекающих из будущего в прошлое. «Есть только миг между прошлым и будущим, именно он называется жизнь» – лучше сказать невозможно. Но что же такое настоящее, которым живет человек, тот самый миг между прошлым и будущим? Настоящее иллюзорно. Несмотря на всю кажущуюся реальность происходящего в настоящий момент, человек лишь задним числом может осознать то, что с ним произошло. Настоящий момент времени постоянно изменчив, понять, зафиксировать и остановить его мы не можем, он мгновенно становится прошлым.

Хафторинг призывает каждого человека к активному выбору между Добром и Злом, поскольку Зло существует в настоящем и не властно ни над прошлым, ни над будущим. Отказ от зломыслия, злословия и злодеяния в настоящем – это и есть ограничение Зла во времени, Зла, которое перемещается из прошлого в будущее лишь благодаря человеческой слабости. Для того чтобы обеспечить себе чистое светлое завтра, нужно изжить Зло в себе сейчас. А это и есть самая трудная и самая главная задача человеческого существования, ведь в противном случае, «вчера – сегодня – завтра» превратятся в одну сплошную порочную цепь, замкнутый круг Ограниченного Времени, из которого не будет выхода никогда. Право выбора, дарованное человеку в настоящем, и есть возможность коррекции судьбы, которой свойственно становиться роковой и фатальной лишь вследствие пассивности человеческой природы, нежелания что‑либо менять в своей жизни в надежде на то, что все сложится само собой.

Страж будущего Тиштрия дарует надежду на лучшее, он формирует наше понимание будущего, многовариантность и непредсказуемость которого достаточно относительны. Будущее есть результат свободного выбора, совершаемого сегодня, оно является прямым продолжением настоящего и непосредственным ответом на те вопросы, которые мы задавали себе в прошлом. Будущее подобно темному лабиринту, и оно непременно приведет прямо в лапы кровожадного Минотавра, если спасительная нить Ариадны не выведет нас к свету. Для того чтобы изменить будущее в лучшую сторону, нужно в настоящем отказаться от ошибок и грехов прошлого, воссоздав в памяти все то лучшее, что было на пройденном жизненном пути. Нет «светлого будущего», но есть «светлое прошлое», и если его смоделировать внутри себя, то будущее станет светлым. Нить от прошлого к будущему – это нить судьбы и для того, чтобы «нить Парки» превратилась в «нить Ариадны», необходимо всем своим существом желать выйти к свету. Путь к свету – это путь к Богу, ибо «Бог есть свет и в нем нет никакой тьмы». Господь Бог вечен, и понять его волю возможно, лишь поднявшись над временем, растворив три потока – прошлого, настоящего и будущего – в океане вечности.

Страж вечности Вананд открывает двери в Небо перед теми, кто слышит голос своего Ангела‑хранителя, называемого зороастрийцами Хэдамом, а жителями Тибета – Идамом. Идам – это частица божественной сущности в каждом из нас. Созерцание Идама и постижение его небесной природы способствует достижению высочайшего духовного состояния, которое буддисты называют просветлением. Феномены ясновидения, телекинеза и другие проявления духовного мира в нашей жизни становятся реальностью для человека, поднимающегося по эволюционной лестнице на пути слияния с Идамом. Гермес Психопомп, выполняющий в греческой мифологии функции водительства человечества на путях жизни и смерти, очень близок персидскому Хэдаму, который ведет человека от рождения к смерти, вверяя его в конце жизненного пути Вананду: Зерван Акарана сменяет Зервана Даргахвадата.

Когда проходит время – наступает вечность…

1 Зерваниты – последователи религиозно‑философского направления в зороастризме, считавшие основой мироздания непостижимого, безначального, бесконечного бога Зервана, проявляющегося в воплощенном мире через две свои ипостаси – пространство и время.