Все мы живем в подлунном мире, и на всех нас распространяются законы космоса. Не знать их – не значит не нести ответственности за каждый сделанный шаг.

Лунный календарь базируется на  циклической смене четырех фаз ночного светила. Лунный месяц состоит из 29 или 30 лунных суток, в зависимости от длины первого лунного дня, в свою очередь, определяемой близостью Луны в момент новолуния к горизонту. Каждый лунный день несет информацию, отличную от информации других лунных дней. Особенно выделяются на общем фоне 4 дня, разделяющие четверти лунного месяца.

Они критические, ибо отражают неблагоприятные аспекты между Солнцем и Луной: соединение (новолуние), противостояние (полнолуние), а также западную и восточную квадратуры (II и IV четверть соответственно). Критические дни являются терминальными на лунном пути, и наступление одного из них говорит о переходе  Луны в  другую фазу, а значит, и о качественном изменении ее влияния.

Четыре лунные фазы имеют глубокое мифологическое значение. Говоря о фазах ночного светила, невозможно не отметить того факта, что древние символически рассматривали Луну как живое существо, которое рождалось, росло, достигало зрелости, старело и, наконец, умирало. Двойственная природа Луны нашла отражение в представлениях о благотворном воздействии на подлунный мир света растущей Луны и отрицательном — Луны ущербной.

Считалось, что начинать новые дела нужно именно на растущей Луне, а заканчивать начатое — на ущербной. Например, на всей территории Европы крестьяне всегда предпочитали проводить посевную в первую четверть лунного месяца, а уборку урожая — в последнюю. Считалось, что строительный лес, заготовленный в четвертую четверть, значительно менее подвержен гниению и поражению жуками-древоточцами.

Время сбора трав и  целебных корней также зависело от лунной фазы. Практически вся, не только обрядовая, но и чисто бытовая деятельность наших предков была подчинена циклической смене фаз Владычицы Луны. “Приливы” и “отливы” жизненных сил, синхронные смене лунных фаз, люди ощущали не только на себе, но и во всей окружающей их природе.

Весь мир вокруг нас постоянно меняется. Он зыбкий, изменчивый, но эта зыбкость и изменчивость является изменчивостью калейдоскопа — меняется только соотношение компонентов, но их набор остается тем же самым. Меняются узоры, но никогда не нарушается единое равновесие. Оно и не может быть нарушено, потому что Луна всегда является отражателем солнечного света. Она отгораживает Землю от космоса, поэтому мы постоянно смотрим на мир через лунный калейдоскоп.

Солнце, которое, хоть и одно на всех, тем не менее, выделяет человека из общности, заставляет его жить в основном собственными интересами, независимо от других. Луна же показывает единое для всех резонансное поле, в котором каждый живёт совместно с другими, где «нет ни одной персональной судьбы, все судьбы в единую слиты». Именно ночное светило позволяет людям жить общностью, в едином энергетическом потоке, едином поле. Солнце — это самость. Человек сам себе светит. Другой человек — другое светило, другая звезда. «Хотите вращаться в моей орбите, тогда я на вас посмотрю, не хотите — ваши проблемы. Я сам себе свечу и вам могу посветить, если хотите».

У Луны нет таких возможностей, потому что она светит только отраженным светом. Светит, но не греет, и никогда не будет греть, потому что это зеркало. Свой свет Луна вынуждена заимствовать у других, в частности, у Солнца, поэтому своей жизнью Луна жить не может. И это хорошо, потому что меньше внимания уделяется себе любимому. Раз у тебя нет своей силы, значит, умей держать эту заимствованную энергию.

Луна, намертво прикованная к Земле, имеет почетную миссию эту Землю охранять в качестве зеркала, отражающего солнечный свет. В этом смысле она является защитницей Земли. В её задачу входит уводить существа, обладающие ярко выраженным самосознанием от концентрации на собственном эго. Если у тебя есть, чем светить, значит, рядом должен быть тот, кто подобен зеркалу. Правда, некоторые Луны, которые сами светить не умеют, тем не менее, претендуют на звание Солнц, стремятся играть эту роль.

Сама по себе Луна априори несамостоятельна, зависима как от Земли, так и от Солнца. У неё своя задача, не менее почетная. Луна создаёт некое резонансное поле, способное противостоять хаосу, броуновскому движению индивидуумов, соляриев. Это действительно броуновское движение, потому что индивидуумы не способны координировать свои действия, из-за чего хаос множится.

Раз это так, значит, бесы воплощаются, потому что нет резонансного поля, которое людей объединяет на уровне энергетики — того, что непостижимо разумом, как некая среда, сироп, который заливается, или, скажем, атмосфера, которой мы дышим. Короче, это нечто, что всех нас на каком-то уровне объединяет. Кстати, бессознательное ощущение общности не менее нам присуще, чем ощущение отделенности друг от друга.

На уровне Солнца нет защиты от хаоса, на уровне Луны, оказывается, есть. Она обеспечивает порядок в этом подлунном мире. И даже не столько порядок, сколько сохранение невыделенности на бессознательном уровне. Как только люди начинают проявлять эгоцентризм, сразу Змей Горыныч воскресает. Своим неправильным выбором человек выводит его из спящего состояния в бодрствующее.

Пока этот Змей есть, всегда могут пробудиться те силы, которые способны разрушить наш мир до основания. Мир этот несовершенен, и несовершенным будет, пока существует хаос, помехи. Нынешняя Луна не в состоянии обеспечить нам гарантию полной защиты, поскольку она сама подверглась нападению нечестивого Ахримана и была жутко осквернена.

В текстах говорится о том, что реликтовая Луна (до осквернения) была иной. Во-первых, она вращалась вокруг собственной оси, а не была все время повернута к Земле одной своей стороной; во-вторых, орбита её располагалась ближе к Земле, иным был цикл. Из-за того, что Луна была ближе, диск был намного больше, то есть, больше света отражалось, меньше возможностей лиходействовать было у сил тьмы. К сожалению, сейчас ничего этого нет. Тем не менее, ночное светило, даже в своем нынешнем виде, способно обеспечивать нам эту защиту, блокировать множащийся хаос, олицетворяя общность и целостность.