korovyak
Коровяк Николай Олегович

Лектор, ведущий специалист по астроалхимии, астролог-исследователь

  • E-mail: —
  • Skype: —
  • VK: —
  • Facebook: —
  • Телефон: —
Отправить сообщение

captcha

Введите код безопасности с картинки:


Плоды, полученные от авестийского учения, мы должны нести в мир, и другие люди, исповедующие другие религии и идеологии, тогда смогут воспользоваться результатами достижений, и это позволит им оценить плодотворность нашей работы. Самое главное, мы не должны замыкаться.

Николай Олегович Коровяк — из выступления на конгрессе

К сожалению, мы не смогли встретиться с Николаем Олеговичем и взять у него интервью. Но начать рассказ об астрологах Питерской школы нам хотелось бы именно с него. На это есть множество причин.

Именно он прочитал нам огромное количество лекций как по основам астрологии, так и по минералогии, нумерологии, мировой астрологии, рассказал о свойствах металлов, прочел ценнейший практический курс по астрологии талантов и профессий, в котором дал нам бесценный по тем временам (1992 год) материал — 110 гороскопов известных людей. Причем не просто дал даты и данные — что само по себе было важным, т.к. ни программ, ни даже приличных таблиц эфемерид мы в те годы не имели — а соотнес их именно с профессиональной деятельностью. А ведь многим людям приходилось в то время перестраивать свою жизнь и менять профессию.

Именно Николай Олегович с благословения П.П.Глобы рассказывал нам о зороастризме, и у многих слушателей Школы именно с лекциями Николая Олеговича связаны первые практические шаги в этом направлении.

Кроме того, что Николай Олегович прекрасный рассказчик, он еще именно практик, и многое, о чем он рассказывал, сначала было пройдено им лично на собственном опыте. Именно поэтому его лекции были столь интересны.

В начале 90-х многие из тех, кто пришел в Школу, не только ничего не знали о зороастризме, но и вообще имели весьма смутное представление об астрологии, и вопросы на лекциях были самые разные. С проникновением в нашу страну всяческих сект, с бурным развитием их деятельности у наших людей, не имевших в советские годы ни подобной информации, ни соответствующего опыта возникало множество вопросов по этому поводу. Как было разобраться во всех этих иеговистах, братьях Христовой церкви, последователях Марии Дэви Христос, кришнаитах, которые ходили по улицам в экзотических для Санкт-Петербурга одеждах и предлагали встречным свое угощение, в проповедях на улице и в дверях наших квартир улыбающихся людей, предлагавших нам журнал «Сторожевая Башня» и т.д., и т.п.! А мы были такие хмурые, нам так не хватало тепла, заботы и даже элементарно хлеба в те годы — очереди в булочных вытягивались длиннейшими хвостами. Что с нами будет дальше, сможем ли мы выжить после развала Союза, как жить дальше? Это теперь можно смеяться, что «каждый из нас знает, как жить»… А тогда, в самом начале, было не до смеха: появившиеся неизвестно откуда оккультисты, черные и белые маги, всяческие гадатели и прорицатели, «народные целители» и заряжатели воды, товарищи, дающие с экранов телевизоров народу установку «на добро», бабульки, освоившие «элементарные принципы» подпитки от молодых и здоровых людей в транспорте и на детских площадках, гроздьями висевшие на бедных березах в не столь уж пышных питерских парках и выдирающие из чахлых газонов последние питерские одуванчики, которые, казалось, невозможно было истребить никакими средствами… Все это была наша тогдашняя жизнь! Как было разобраться в этой вакханалии долгожданной «свободы» — а на деле грязи, селевыми потоками хлынувшей через прорвавшийся «железный занавес»! Мы задавали много вопросов. Мы получали на них ответы. Нам не давали готовых рецептов, нас заставляли думать. И от всей души можем сказать спасибо и Павлу Павловичу, и Николаю Олеговичу. Когда они появлялись перед нами вместе, лекции были просто феерические! Но не менее интересны были лекции и каждого в отдельности. Кроме того, Николай Олегович читал лекции не только в питерской школе, но и в других городах бывшего Союза, и там его тоже помнят — мы это знаем точно.

Еще очень хочется сказать о том, что в начале 90-х многие из тех, кто посещал занятия в Авестийской Школе, стояли перед выбором — принять ли зороастрийское или христианское вероисповедание. Многие были в советские годы крещены в православной церкви, и по этому поводу возникало множество волнений: «А можно ли совмещать посещение церкви и астрологических лекций, можно ли стать крещеному человеку зороастрийцем» и т.д. и т.п. Николай Олегович долго и терпеливо разъяснял нам, что христианство и зороастризм — религии-сестры, рассказывал о своих контактах с православными священниками, среди которых и в те годы были люди, понимавшие, что зороастрийская религия не является ни сектантством, ни сатанизмом. Чтобы это понимать, надо было хоть как-то соприкоснуться с ее носителями, а не просто огульно критиковать то, о чем не имеешь никакого понятия. Для тех, кто выбирал между зороастризмом и христианством, не зная на самом деле ни того, ни другого, лекции Николая Олеговича были настоящей помощью. И если люди ушли не в секты, а в православие, то во многом это была заслуга Николая Олеговича, потому что он говорил нам: «Сейчас время выбирать. Но выбрать должны вы сами, ваша внутренняя сущность. Вот, я рассказываю вам, но выбирайте вы. Скоро придет время, когда вы должны будете остановиться на чем-то одном. Все светлые религии ведут к одной цели, но каждая по своей дороге. Выбирайте вашу».

Возможно, вместо информации, наш посетитель, Вы почерпнули в нашем повествовании только эмоции. Но мы надеемся, что когда-нибудь и сам Николай Олегович что-нибудь расскажет о себе.

А теперь мы предлагаем Вам текст выступления Н.О.Коровяка на Первом зороастрийском Конгрессе стран СНГ в Санкт-Петербурге в 2000 году, опубликованный в журнале МИТРА. Представлял Николая Олеговича собравшимся на Конгресс Павел Глоба.

Каждый должен заниматься своим делом

П. П. Глоба:

Николая Олеговича Коровяка я знаю очень давно. Он когда-то был одним из самых первых и даже очень активных адептов школы, благодаря ему и его инициативе, был, по сути, сколочен первый прообраз общины после моей установки, после того, как я об этом сказал. Он очень много сделал также и для восстановления школы, правда, все мы люди, и каждый из нас знает, как жить. У каждого человека свой путь. Но мы любим этого человека не только за это, но и за то, что он очень многое сделал, несмотря ни на что, для развития авестийской школы астрологии и учения Авесты. Благодаря ему многие люди вообще с этим познакомились, пришли сюда и продолжили занятия. Николай Олегович расскажет о зороастрийском подходе к алхимии, поскольку именно этой наукой он занимался достаточно долго в течение ближайших, по крайней мере, нескольких лет, и даже прочитал на эту тему несколько лекций в Петербурге. Он специалист, в частности по алхимии, причем у него зороастрийский подход к ней. Сейчас он постарается его расшифровать.

Н.О.Коровяк:

Я хочу сказать не только об этом. Я приветствую всех собравшихся в этом зале. Как хорошо, что мы здесь можем спокойно собраться, побеседовать на наши темы. Жаль, что многие люди к нам не смогли приехать из Таджикистана, из Азербайджана, хотя Михаил Чистяков звонил в Баку. Там существовала огромная община, 300 человек, несколько десятков стариков. Сейчас два человека поддерживают огонь в храме. Существует музей зороастризма. Но община распалась. Люди боятся. Вы знаете, чего они боятся. Поэтому я хочу сказать вам, чтобы вы ценили обстановку, в которой мы живем, и те возможности, которые мы имеем для нашей духовной, общественной и другой работы, для того, чтобы мы спокойно, не боясь никого и ничего, могли исповедовать зороастризм, заниматься любой деятельностью, связанной с авестийским и древнеарийским учением вообще. Я хочу вам об этом напомнить, потому что это очень важно.

Кроме всего прочего, тут прозвучали слова по поводу зацикливания на религиозных формах. Да, я с этим согласен. В древности кроме религиозных форм зерванизм был научный, социальный, правовой, учение о времени было всеобъемлющим. В «Зерван-намаге» сказано: «Кто познает Время, тот сможет познать все». Поэтому зерванитское учение должно иметь приложение в разных сферах. Мы обязательно должны заниматься культурнической и научной деятельностью. Плоды, полученные от авестийского учения, мы должны нести в мир, и другие люди, исповедующие другие религии и идеологии, тогда смогут воспользоваться результатами достижений, и это позволит им оценить плодотворность нашей работы. Самое главное, мы не должны замыкаться. Плоды наших дел должны использоваться — это первое. А второе — мы все, многие из нас, практически большинство, попробовали заниматься различными видами деятельности, кто — священнослужением, кто — преподаванием, кто — еще чем-то. У некоторых что-то получилось хорошо, а другие поняли, что занимались не своим делом. Наверное, если каждый из нас сейчас поймет, что он должен делать, тогда польза от этого будет максимальной.

Теперь в отношении алхимии, которая является частью научного зерванизма. По учению Авесты, благая мысль — это сам человек как проявление замысла Творца. Человек — проводник благой мысли. Благое слово — это учение, знание и познание. Благое деяние — это преображение. Естественно, дело важнее, чем слово, но и сложнее.

В языках арийской группы благое деяние как преображение имеет синоним Хваршант, сияние Хварны, обретение Хварны. Не актуально и не обязательно каждому заниматься большой алхимией, тереть порошки, готовить пилюлю бессмертия… К этому еще нужно подойти, до этого еще нужно дорасти. В нашей повседневной жизни происходит постоянное алхимическое преображение человека в результате прохождения им различных мистерий (таинств). Наиболее сильное алхимическое воздействие оказывает на человека мистерия церковной службы, христианской, зороастрийской и т.д., каждая по-своему. Тот, кто исповедует какую-то религию, должен осознанно понимать, как она воздействует на его жизнь, на него самого. Процесс духовной трансмутации должен быть осознанным, иначе не будет человеку в том никакой пользы.

Заниматься алхимией или пользоваться ее плодами нужно не всем, а только тем, кому необходимо скорректировать зарму, излечить врожденные заболевания, избавиться от генетической слабости. Алхимией как ремеслом, как наукой заниматься можно, если на то есть благословение Зервана.

Результаты использования большой алхимии превышают потребности обычного человека. Его душе не нужно столько, сколько может дать Великое Деяние. Многое он просто не сможет вместить.

Находясь в Таджикистане в 1992 г. перед самой войной, я встретил интересного человека. На ряд вопросов, заданных мной в отношении алхимии, он ответил, что эти вещи можно сделать, и это будет хорошо. Когда же мною были заданы еще несколько вопросов о совмещении различных сфер и путей в алхимии, он засмеялся, привел меня на базар и, сказав, что это сделать можно, указал на толпу и спросил: «А тебе не надоест 750 лет пасти этих баранов?» Поэтому главный вопрос в отношении стремлений и достижений: а нужно ли тебе именно это?

Психическая и духовная устойчивость людей находится в пределах юрисдикции алхимии. В частности, целенаправленное введение небольших доз соединений золота в организм человека повышает общий уровень здоровья через увеличение психической устойчивости. Я бы поддержал современную алхимико-гомеопатическую программу «Золото против зомбирования». Здесь очень важна доза препарата, которая определяется строго индивидуально, в зависимости от цели и состояния человека. Еще Парацельс говорил: «Доза решает все». Важно сколько и чего вы введете в организм, а главное — для чего. Подумайте, сколько после этого вы сможете прожить, и нужно ли это вашей душе.

В отношении алхимии должна быть определенная разумность и прагматизм. Помните, что, получая и употребляя определенные алхимические ингредиенты, вы можете перейти определенную грань, на которой, в общем-то, следует остановиться. В одном из апокрифов, в Евангелии от Фомы сказано: «Если человек проглотит льва, то будет благословен тот лев и тот человек, а если лев проглотит человека, то будут прокляты и тот лев, и тот человек». Спаситель предвидел развитие алхимии и неслучайно символ льва был здесь им раскрыт. Смысл этого высказывания вполне однозначен: благое деяние — есть благо. Если же, наоборот, с помощью средств алхимии ничтожный человек укрепил себя до состояния камня и стал мешать жить окружающим, нарушать гармонию, то это злодеяние, т. е. лев пожрал человека и человек стал бесчувственным, несострадательным, неразумным зверем. Не следует уподобляться отрицательным персонажам средневековья, злоупотреблявшим Великим Деянием. Это тот совет, который хотелось бы дать всем, как результат опыта многих алхимиков прошедших времен.

По зороастрийской традиции, алхимия — причастие к чаше Амертата, чаше живой воды. Люди, которые прошли на Земле путь зармического очищения и в общем-то могут освободиться и готовы уйти, но при этом хотят остаться для того, чтобы содействовать жизни, очищать Землю, укреплять и развивать Благие творения, именно такие люди, в основном уже свободные от земных уз, но исполненные альтруизма, и должны быть причастны к практической алхимии, именно они могут по праву жить гораздо дольше и обладать некоторыми силами, пока еще не свойственными человеку.

Надеюсь, что наш конгресс откроет традицию, в рамках которой мы будем собираться достаточно часто, поскольку во многих странах мира зороастрийские конгрессы проводятся 2 раза в году. На наших будущих встречах нам, наверное, следует не только заслушивать отчетные доклады, но и обмениваться результатами наших совместных дел, потому что вера жива делами, и в каждом городе, в каждой общине есть своеобразие, учение развивается и преломляется по-своему. Мы должны обмениваться плодами, результатами нашей работы и этим преумножать общие достижения.

МИТРА, № 2 (6), 2000, стр.46