Концепция Времени в зороастрийской космогонии

Из всех известных современной науке религиозных доктрин самой содержательной в отношении интересующей нас проблемы времени является зороастризм – первая монотеистическая религия мира, оказавшая огромное влияние как на крупнейшие мировые религии (ислам, иудаизм, христианство), так и на развитие философской мысли. Согласно Авесте, главному религиозному памятнику зороастризма, время является основным формообразующим элементом Вселенной, а само Мироздание ограничено временными рамками.

Время (по‑авестийски – Зерван) стало основным предметом внимания и изучения наиболее образованной части зороастрийского жречества, чьи духовные открытия и философские умозаключения легли в основу религиозно‑философского течения зороастризма, получившего название зерванизм. Большинство современных исследователей‑иранистов, то ли на основании критики зерванизма в некоторых поздних пехлевийских текстах, то ли по причине непонимания диалектически доказуемых философских истин, делающих предвечное существование Зервана просто необходимым, ошибочно считают зерванизм зороастрийской ересью. В этом отношении нападки на зерванизм таких признанных авторитетов в области иранистики, как М. Бойс и Р. Зенера, сослужили плохую службу делу изучения авестийской традиции и истории зороастризма.

Может ли быть ересью учение, давшее мощнейший толчок развитию математики, тригонометрии, астрономии и философии? Может ли быть ересью учение, просуществовавшее более трех тысяч лет и не растерявшее своих приверженцев? Познакомившись с содержанием данного раздела, читатель сам сумеет сделать соответствующие выводы, и возможно, он согласится с мнением автора, склонного считать, что зерванизм не является и никогда не являлся ересью. Сакральные знания, доступные пониманию немногих – вот что такое учение о Зерване.

В нашем повествовании мы не станем углубляться в тонкости философских концепций античности – желающие могут получить вполне исчерпывающую информацию об этом в трудах Платона, Плотина и Прокла. Целью данного исследования является очерчивание круга мифологических образов, связанных с культом Зервана, попытка систематизации обрывочных упоминаний о Зерване в персидских и греческих источниках, а также анализа основных постулатов зороастрийской религии с точки зрения зерванизма.

Для того чтобы читатель мог осознать значимость образа Зервана для религии Заратуштры, прежде всего напомним главный миф и основные положения зороастрийского космогенезиса, представляющего устройство Мироздания в свете зороастрийской традиции.

Сначала рассмотрим миф о Зерване, согласно которому Бог Зерван выступает как Первобог, существующий прежде земли и неба и всякого другого творения. В соответствии с мифом, во времена, когда еще не было ничего сущего в мире, Зерван на протяжении тысячи лет совершал жертвоприношения с целью рождения Ахура‑Мазды – будущего Бога‑Творца. Но на каком‑то этапе Зерван усомнился в целесообразности жертвоприношений, и от этого в его чреве зародился злой и жестокий Ахриман. Ахура‑Мазда, благодаря своему всеведению, знал, что власть над Миром будет дарована тому, кто родится первым, и поделился своим знанием с завистливым Ахриманом. Злокозненный Ахриман разорвал чрево Зервана и вышел наружу прежде Ахура‑Мазды, который должен был стать первенцем. Ахриман предстал перед Зерваном во всем своем отвратительном обличье и объявил себя Ахура‑Маздой, но Зерван отверг его. И тогда родился светлый благоуханный Ахура‑Мазда, которого так ждал Зерван, но поскольку прежде он поклялся нерушимой клятвой в том, что отдаст власть над Миром тому, кто родится первым, ему пришлось признать притязания на власть злокозненного Ахримана. Зерван ограничил время его правления девятью тысячами лет, по истечении коих Дух Зла сгинет и воцарится Ахура‑Мазда, чье благое царствование будет длиться вечно.

Этот миф, дошедший до нас в пересказе Езника Кохбаци и сирийского автора Теодора Бар Конаи, имеет очень древнее происхождение, поскольку подобный мотив встречается и в ведической мифологии в рассказе о сотворении Мира богом Праджапати который, так же, как и Зерван, прежде чем сотворить все сущее, долгое время совершал жертвоприношения. Имя Праджапати переводится как «мать‑отец», что еще более роднит его с персидским Зерваном, также представлявшимся в образе двуполого божества.

Зерван (Праджапати) в начале начал приносил жертву. Но кому и что мог приносить в жертву Зерван, когда во Вселенной, кроме него, ничего не было? Ответ может быть только один – в жертву он приносил самого себя и посвящал эту жертву самому себе же. Для того чтобы понять суть этой непростой философской концепции, необходимо осознать принцип течения времени: вечный Зерван приносит прошлое в жертву будущему, и все это происходит в настоящем. Умирание старого и рождение нового – это проявление закона сохранения энергии, согласно которому в одном месте что‑то должно исчезнуть для того, чтобы в другом месте что‑то появилось. В мифе о жертвоприношении Зервана читается закон причинно‑следственной связи, лежащий в основе индуистского учения о карме, которое утверждает зависимость будущего от прошлого и возможность свободного выбора в настоящем. Для того чтобы что‑то получить, нужно от чего‑то отказаться, то есть принести жертву. Для того чтобы изменить будущее в лучшую сторону, нужно в настоящем совершить правильный выбор и искупить грехи прошлого, тем самым очистившись. А ведь именно в очищении и заключается сакральный смысл жертвоприношения!

Существует еще одно толкование этого мифа, и оно заключается в утверждении того, что жертвоприношение есть освобождение в себе демиурга, подготовительный акт космогенезиса. Жертвоприношение Зервана – это символическое указание на путь человека, эволюционирующего к Абсолюту, путь адепта к осознанию себя демиургом. С точки зрения учения о Бесконечном Времени, демиург – это тот, кто достиг состояния Зервана Акарана, вышел из ограниченного времени и пространства и теперь сам может творить свой мир Карана, создавая в нем нечто новое. Но на этом нелегком пути человека подстерегает возможность обольщения собственным величием, как это произошло с Ангра‑Манью, получившего в слиянии с неведомым (соприкоснувшегося с Зерваном) огромные силы, но сделавшего сознательный выбор в сторону Зла. Если человек на пути самосовершенствования не откажется от собственного «Я», совершив тем самым божественный акт самопожертвования, как это сделал сам Великий Зерван, он неминуемо попадет в сети Зла. И если конечная цель эволюции человечества – это слияние с Абсолютом, то путь Демиурга‑Творца – это последний путь перед вхождением в Великое Зеро, пустоту Бесконечного Зервана.

Основным постулатом зороастризма, как уже сообщалось ранее, является утверждение о том, что в мире происходит постоянная борьба двух полярно противоположных начал – Добра и Зла, которые возникли из пустоты еще на заре Мироздания. Светлое начало воплощает собой Святой Дух – Спента‑Манью (он же – демиург Ахура‑Мазда или Господь Премудрый, на среднеперсидском – Хормазд). Темное начало олицетворяет Злой Дух – Ангра‑Манью (на среднеперсидском – Ахриман), который добивается неограниченной власти над миром (временно!), и чьим единственным желанием является разрушение всего, что было сотворено Создателем.

Изначально Ахура‑Мазда знал как о существовании злобного Ангра‑Манью, так и о неизбежности космической битвы между ним и его антиподом. Ахура‑Мазда сотворил духовные образы созданий, которые ему были необходимы для победы в битве со Злом. Три тысячи лет (в мифологическом понимании этого временного отрезка) они, Ахура‑Мазда и Ангра‑Манью, оставались неподвижными и неосязаемыми телами. В свою очередь, Ангра‑Манью не знал о существовании Ахура‑Мазды, и потому как только он (Ахриман) поднялся из бездны и вошел в область Света, он попытался разрушить сияющее царство Хормазда. Когда же Ахриман увидел Хормазда, чья храбрость и превосходство были гораздо большими, чем его собственные, он снова упал во Тьму. Создав там демонов и чудовищ, Ахриман вместе со своим войском вновь поднялся к пределам Света. Хормазд предложил мир Злому Духу, но тот отказался. Тогда всеведущий Хормазд решил создать пространственно‑временной предел и заточить Зло в кольце замкнутого времени Зервана Даргахвадата.