Особого внимания заслуживают исследования российских историков‑лингвистов С. Жарниковой и Н. Гусевой по сопоставлению современных гидронимов Индии и старинных гидронимов (дореволюционных названий рек и озер) Русского Севера. Оказалось, что у главной реки Северной Индии (Ганг) было как минимум шесть «тезок» на севере России – три реки и три озера, расположенных в Кижском погосте, Архангельской и Олонецкой губерниях. У реки Инд, текущей по Северо‑Западной Индии, тоже имелись свои русские «сестры» – Индога (Тотемский уезд), Индоманка (Кирилловский уезд), Индега (Печорский уезд) и две Индиги (Мурманский и Мезенский уезды). Многие другие названия русских рек и озер имеют однокоренные слова в санскрите. Например, левый приток Волги Кама и расположенные в Кирилловском и Кемском уездах два Камозера (санскр. «кам» – вода, счастье, «кама» – наслаждение, любовь), река Калия в Пинежском уезде (санскр. «калия» – темный, мутный, а также имя многоглавого водного змея), река Рогна в Вельском уезде (санскр. «рогхна» – исцеляющий, полезный), река Сура в Пинежском уезде (санскр. «сура» – вода, текущий), а в Каргопольском и Устюжском уездах – три реки с названием Лакшма (Локшма, Лекшма), в Индии же Лакшми – богиня красоты и богатства.

Была известна ариям и река Волга, которая в языческие времена называлась «всем рекам мати», как самая большая река места обитания восточных славян. Встречается ее название и в древней литературе ирано‑ и индоариев. Так, например, в «Гимне рекам» индийской Ригведы говорится о Волге, как о реке под названием Раса (Rasa), – точь‑в‑точь как в древнеславянских легендах. В Авесте же воспевается река Рангха (Ranha), стекающая с высокой горы. В мордовском языке она называется Рава, у греков – Рха или Ра. Ее описание в ведийских и авестийских текстах, как мифической реки, вероятно, указывает на то, что во времена создания Авесты и Ригведы ирано‑ и индоарии жили уже далеко от Волги, сохраняя о ней лишь воспоминания и рассказы предков. Правда, иногда предполагают, что авестийская Рангха могла быть и Сырдарьей, и даже рекой Кабул в Афганистане – но вряд ли такое возможно, ибо это противоречит описанию сильнейших морозов, которыми «бывают схвачены ее берега». К тому же Рангха воспевается в Авесте, как женщина, одетая в шубу, сшитую из меховых шкур, – сам факт одевания в меховую шубу соотносит данное повествование именно с Севером, и уж никак не с Югом.

Не менее доказательны и многочисленные параллели между славянской, иранской и индийской мифологией. Взять хотя бы пантеон богов. Имя древнерусского бога небесного света Сварога созвучно со словом «сварга», что с санскрита обозначает «небо» или «небесное сияние». Славянский Даждьбог – бог Солнца, санскритский Дакша – сияющий, жгучий бог и иранский Датуш, с наступлением месяца которого (в зимнее солнцестояние) Солнце набирало силу и шло «в рост». Славянский Перун – Бог‑громовержец, высокочтимый и устрашающий, карающий за нарушение клятвы, именем которого скрепляли клятву, санскритский Варуна – держатель неба и земли, повелитель гроз и вод, каратель за ложь и грехи, и иранский Митра, строго следящий за соблюдением Космического закона. Имя славянского бога – защитника скота Велеса созвучно с санскритским словом «вала», означающем «волос, шерсть скота». Имя славянской богини любви, брака и красоты Лады сочетается с санскритским словом «лад» и означает «играть, веселиться, желать». Имени славянской богини смерти Маре («мор» – вымирание, «морена» – смерть) соответствует санскритское слово «мара» («мрьтью» – смерть, «марана» – умирание). Однокоренное начало имеют имя славянского бога солнца Ярилы и санскритское слово «яр» – «страстный, горячий», имя русского былинного богатыря Волота и санскритского Валата – носителя большой силы и мощности. И, наконец, известный всем объект особого почитания ариев – славянский Огонь, санскритский Агни и иранский Атар.

Важнейшая параллель индоевропейских религий связана с основополагающим принципом мироустройства – несением Вселенского (Космического) закона, основанного на принципах высшего порядка, правды, истины и справедливости.

Одним из ключевых понятий ведийской (индоарийской) модели мира является индийское «rta» (Рта) – Космический Закон и порядок. Согласно ему осуществляется правильное круговращение Вселенной, которое регулирует функционирование всего сущего в мире от космоса до человека. По закону Рта восходит и заходит Солнце, происходит смена дней и ночей, в установленном порядке чередуются времена года. С законом Рта, как c законом круговращения, в ведийской мифологии связаны все солярные божества: Агни («пастырь закона»), богиня утренней зари Ушас («правильно следуемая по пути закона»), Савитар (животворящая сила Солнца, оживляющая Вселенную), Сурья (олицетворение самого Солнца), божественные братья‑близнецы Ашвины («два воплощенных закона»), каждый день объезжающие Вселенную на своей золотой колеснице. Следуя закону Рта, ведийские арии воспроизводили цикличность космических явлений в цикличности совершаемых ими ритуалов, поддерживая тем самым порядок в космосе и на земле. Одновременно Рта являлся и этическим законом их жизни, за чем строго следил «великий глаз Митры, приятный глаз Варуны, не допускающий обмана» (РВ IV.51.1).

В свою очередь, вселенский закон ираноариев, как высший порядок, связан с понятием Арты или Аши. Созвучное ведийскому «rta» древнеперсидское слово «arta» переводится как «справедливость», «божественный порядок», «символ доброго начала в мире» 1. Но полностью отождествлять понятия «rta» и «arta» нельзя. В древнеперсидском языке есть слово «ratu» (Рату), которое более близко к ведийскому Рта и означает «домовладыка», «главный», «религиозный судья», связанное в зороастрийской традиции с установлением божественного порядка на земле. Именем Рату назывались «начальники», стоящие во главе групп людей на различных уровнях социальной организации общества. Вот что говорит по этому поводу Авеста: «Какие (это) Рату? Для семьи, для рода, для племени, для страны, и пятый – Заратуштра». Более того, Арта (Аша, Аша‑Вахишта) возглавляет группу Бессмертных Святых (Амеша‑Спента), сочетая в себе функцию духа Огня, пронизывающего все творения Ахура‑Мазды, а также понятие Истины, как высшего (идеального) распорядка, изначально установленного Создателем. Ассоциируется Арта и с главнейшим законом зороастрийской религии, определяющим путь праведных: «Есть лишь один путь, это путь праведности (Аши, Арты), все остальное – беспутье». Нарушителей этого закона, приверженцев лжи и зла, карал хранитель вселенского закона Митра – в этом Авеста и Ригведы полностью совпадают.

В ведийских текстах подчеркивается тесная связь Рита и Агни: «При зажженном огне пусть провозгласим мы закон» (РВ III.55.3), а также говорится о том, что огонь‑Агни «пожирает» нарушителей закона‑Рита. В авестийских текстах огонь и истина – Атар и Арта – имеют такую же взаимосвязь. При свете жертвенного огня Заратуштра восклицает: «Ныне жаждем мы, о Владыка, чтобы пламя твое, истиной (Артой, то есть духом Огня) возожженное, стремительное и всепроникающее, блеском своим светило друзьям, но для недругов, о Всеведущий, было бы разящей стрелой, десницею твоею пущенной». Как видим, Огонь и Истина, несущие миру свет, выступали хранителями божественного уклада жизни на земле, как у индоариев, так и у ираноариев.

Однако аналог ведийского Рта и иранского Рату имеется и в истории языческой традиции древних русичей. Согласно лингвистическим данным, в памятниках славянской письменности, коими в основном являются древнерусские летописи, с тысячелетней давности встречается понятие «Роту», обозначающее клятву или обет. Применялось оно в выражении «Дати роту» (дать клятву), а выражение «Ходить на роту» обозначало ходить на суд, выяснять что‑либо в судебном порядке, заключать договор. Если при «хождении по роте» человек говорил правду, то гарантом его слов выступал сам Перун; если «пошел бы человек в роту не по правде», то Бог‑громовержец жестоко покарал бы «давшего ложную роту», поскольку считалось, что ложь ослабляла вселенский закон 2. Вот на какой высочайшей ступени восприятия категорий правды и лжи находились наши далекие предки! Как производные в русском языке появились выражения «ратное дело» – правое дело, «ратная сила» – сила, направленная в защиту праведных дел, и «ратный подвиг» – смелый, мужественный поступок во имя правого дела.

Стало быть, персидская «Арта», индийская «Рита», славянская «Рота», равно как и латинская «Веритас», скандинавское «Реттр», греческая «Арета», освященные божественным огнем Высшего правосудия, выражают один и тот же принцип Космического закона, праведности и порядка, торжества истины и справедливости.

Вселенский закон в представлении ариев самым непосредственным образом был связан со временем, которое, как у индоариев, так и у ираноариев, воспринималось в образе колеса или колесницы, сутки делились на части, называемые «рату», и каждой из них соответствовало определенное божество. Согласно авестийским текстам, колесницей управляла Арта‑Аша: «Достойна восхвалений божественная Аши, стоишь ты, непреклонна, и правишь колесницей» (Авеста). В свою очередь, о ведийском Рита говорится, как о «сверкающей колеснице (вселенского) закона» (РВ II.23.3).

Зороастрийские алтари мобед

Под «небесной колесницей», тем более «сверкающей колесницей вселенского закона», можно понимать не только «колесницу времени», но и древнейшее название Большой Медведицы, звезды которой считались священными и символически соотносились, в частности, в зороастрийской традиции с Творцом Мира Ахура‑Маздой и шестью Амеша‑Спента (Бессмертными Святыми) – главными наблюдателями за соблюдением и исполнением Космического закона. Остается лишь удивляться и восхищаться мудростью древних – как прост и универсален Великий закон, управлявший жизнью Человека и Вселенной!

Колесничий вариант представления мира тоже восходит ко времени индоевропейской общности. Называть созвездие Большой Медведицы именно как «Колесница» было свойственно многим народам индоевропейской группы: древнерусское «Кола» («Колесо», «Колесница»), украинское и белорусское – «Воз» и «Телега», древневосточнонемецкое «Колесница», германское «Колесница Вотана» (позднее – «Колесница Карла Великого»), у кельтов – «Колесница Артура», у римлян – Plaunstrum («Повозка»), в Греции – «Воз» (Гомер «Илиада»), в Индии – Vahana («Животное, на котором ездят боги») и Ratha («Колесница»). Славянские предания о «Небесной колеснице», в которой древние видели именно Большую Медведицу, говорят о возможной гибели Вселенной в результате исчезновения связывающего колесницу Космического закона, который соотносится с ее упряжью: «Воз – четверо колес, да трое коней запряжено. Между крайним передним и другим конем есть маленькая звездочка – уздечка [звезда Алькор], колеса те разойдутся, тогда и конец веку» 3.

Согласно текстам Авесты, древние арии не только боготворили звезды Большой Медведицы, но и считали их своей далекой прародиной. Однако как следует понимать подобное утверждение? Не сошли же они на землю по звездам, словно по лестнице с семью ступенями? Ответ на этот вопрос кроется в особом мировосприятии этих людей и аллегорическом сравнении всего происходящего на небе и на земле. Было бы неверным наделять духовный мир древнего человека, который можно назвать не иначе как космично‑мифологемным, элементами современного научного мировоззрения.

1 Соколов С. Н. Авестийский язык.

2 Срезневский И. И. Словарь древнерусского языка.

3 Романов Б. А. Люди и нравы Древней Руси.