ЦАРСТВОВАНИЕ АЖИ ДАХАКИ

Изложено по зороастрийским текстам разных эпох, указанным в подстрочных примечаниях. Авторские восполнения фабулы (вне фигурных скобок), в основном, введены искусственно. Последовательность мифологических событий, отнесённых к царствованию Ажи Дахаки, условная

Ажи Дахака, злодей, трёхглавый змей, правил всеми странами, со-творёнными Ахура Маздой в Хванирате. От истоков Ранхи до середины Земли, от восточных гор Хара Березайти до западных, где по вече рам уходит с небосклона Хвархшайта-Солнце, и над всеми шестью ок раинными каршварами, {заселёнными при первых царях Парадата} ( «Бундахишн» 15.27; 17.4, «Затспрам» 11.10.), простёрлось Зло, Зло и Зло. Зло и несправедливость восторжествовали в мире — и торжествовал в своём дворце победу мерзостный трёхпастый змей.

Но его торжество не было полным. Сколько ни творил он зла — но не мог извести на земле весь людской род, правоверных маздаяснийцев. А люди — Дахака это знал, он запомнил это накрепко! — люди были главным воинством Мазды, {которое Творец послал в мир и которому было назначено низвергнуть создания Злого Духа в небытие.} ( «Бундахишн» 2.10—11.).

Он помнил и то, что {Ардвисура Анахита отказала ему в помощи, когда он приносил ей жертву и просил дать ему такую удачу <…> чтоб обезлюдил [он] все семь каршваров [Бр]} («Яшт» 5.29—31.). Теперь злодей вновь решил попробовать заручиться покровительством ахуров.

{На этот раз Дахака обратился к Вайю.

Он долго молился ему — молился в своём отвратительном дворце <…> на золотом троне <…> под золотым балдахином, почитал Вайю щедрыми подношениями в надежде умилостивит!» его, и просил у бога удачи:

Даруй мне это, о Вайю,

Пребывающий высоко,

Чтоб смог я все семь каршваров земных

Безлюдными сделать.

[Но] напрасно приносил он жертвы, напрасно молил он, напрасно взывал он, напрасно подносил он дары, напрасно совершал он возлияния: Вайю не даровал ему той удачи. } («Яшт» 15.19—21.)

Не снискал трёхглавый змей покровительства тех, кто любезен Мазде. И не мог снискать!

{Тогда он воззвал о помощи к Ангхро Манью и дэвам на реке Спед .} (В одной из редакций «Бундахишна» — С пе н д. Отождествление затруднительно: по контексту и по аналогии с другими сюжетно сходными фрагментами «Авесты», это должна быть Вахви Датия (сравн. также в «Бундахишн» 20.13: река Даигпик полна храфстра), однако этимология топонима явно иная.) «Бундахишн» 20.23.) И, конечно, его призыв был услышан всей дэвовской нечистью и каждым из дэвов.

И он стал плодить мерзкие исчадия на земле, Дахака, отродье Друджа, чтоб увеличить воинство Зла. {В правление Ажи Дахаки мо-лодая женщина была допущена к дэву, и молодой мужчина был допущен к паирике, — от их соития появились на земле чернокожие люди.} ( Бундахишн» 23.2; сравн. в «Бундахишн» 23.1— с. 177.)

И ещё много, много зла учинил в мире Дахака {за тысячу лет, ко-торые он пробыл на престоле} («Бундахишн» 31.7; 34.5 и др.). Неисчислимые бедствия претерпевала земля. Стенания и плач раздавались в домах, ревели дойные коровы, угоняемые в полон кочевниками, предсмертно хрипели волы на окровавленных жертвенных алтарях — их убивали друджванты, поклоняющиеся дэвам. Геуш Урван, Душа Быка, в отчаянии взывала к Мазде:

{Молит вас Душа Быка:

«Кто создал меня и для чего?

Айшма злой гнетёт меня,

Угоняют воры и грабители» [Бр].} «Ясна» 29.1.

И праведные скотоводы вторили мольбе богини:

{Мазду просим о двояком мы:

«Чистый скот чтоб не погиб,

Скотовод — чтоб Друджу не служил» [Бр].} «Ясна» 29.5.

Они не знали, праведные скотоводы, и не знала Геуш Урван, что {зло вершится на земле — во её спасение. Да! — ибо если б Дахака <…> не заполучил власти, то проклятый Дух Зла дал бы тогда власть Айшме, а если б только Айшма её заполучил, было бы уже невозможно отобрать её у него <…> по той причине, что он бестелесен, злой Айшма, — и он властвовал бы на земле до скончания времён} («Меног-и Храт» 27.34—37.).А Дахака был — из плоти и крови. Его можно было убить.

И герой, предназначенный на великий подвиг, уже родился. Траэтоона.