АРТАШИР ПАПАКАН, ШАПУР И ОРМАЗД

Изложено по: «Карнамак-и Арташир-и Папакан»

После смерти проклятого Искандара 240 удельных правителей было в Иране.

Персией правил Папак. Наследника у него не было.

Сасан же был пастухом Папака и всегда находился при стаде овец. И был он из рода Дария, сына Дария, а в жестокое правление Искандара он бежал и скрывался, бродя с пастухами-курдами .( Среднеперс. «курдан» могло означать и курдов, и любой другой кочевой народ. (Примеч. О. М.Чунаковй.))

Папак не знал, что Сасан происходит из рода Дария.

Однажды ночью Папак увидел во сне, что Солнце засветилось из-за головы Сасана и освещает весь мир.

На другую ночь он увидел, что Сасан сидит на украшенном белом слоне и все, кто есть в каршваре, стоят вокруг, кланяются ему, славят и восхваляют.

На третью ночь он увидел, что огни Фарнбаг, Гушнасп и Бурзин-Михр загораются в доме Сасана и освещают весь мир.

Папак, когда увидел это, удивился. Он призвал к себе мудрецов и толкователей снов и рассказал им сон, который он видел в каждую из трёх ночей [Ч].

 Тот, кого ты видел, достигнет царствования над миром, — сказали Папаку толкователи. — Или, может быть, это будет нс он сам, а кто-нибудь из его царственного рода.

Тотчас Папак призвал к себе пастуха Сасана и спросил:

 Ты из какого рода? Был ли кто-нибудь из предков твоих, кто царствовал и правил? [Ч]

Сасан честно признался Папаку, что он из рода Дария, и попросил у Папака защиты. Обрадовался Папак, велел накормить Сасана по-царски, облачить его в лучшие одежды, и отдал ему в жёны свою дочь.

Вскоре у Сасана родился сын, и был он наречён именем Арташир. Папак усыновил его и сам занялся его воспитанием. К пятнадцати годам Арташир прославился на всю Персию своими знаниями и доблестью.

Весть о достойном юноше достигла царя Артабана. И он тотчас написал письмо Папаку:

«Мы слышали, что у вас есть сын достойный и очень преуспевший в верховой езде.

И воля наша [такова]: ты пошлёшь [его] к нашему двору, он придёт к нам, дабы быть с [моими] сыновьями и принцами царского рода. И мы его вознаградим за то обрахзованис, которое у него есть».

Так как Артабан был более могущественным, Папак не мог поступить иначе и ослушаться его приказа [Ч].

Арташир был отправлен ко двору Артабана. Там его полюбили; он проводил время с царскими сыновьями, вместе они упражнялись в стрельбе из лука и верховой езде, вместе ездили на охоту.

Однажды на охоте Арташир метком выстрелом убил птицу. Меткость стрелка восхитила всех. Царь Артабан прискакал к охотникам и спросил, кто этот искусный стрелок.

 Я, — солгал один из царских сыновей.

 Нет, это не он, это я убил птицу, — возразил Арташир и укорил сына Артабана: — Талант и мужество нельзя присваивать жесто-костью, бесчестьем, ложью и несправедливостью! <…> Давай мы с тобой ещё раз попытаемся выявить достоинство, храбрость и ловкость! [Ч] Птиц много в этой степи, — покажем же, кто из нас лучший охотник и более меткий стрелок!

Артабану эти [слова] показались непозволительной дерзостью [Ч]. Он отослал Арташира на конюшню и запретил ему отныне ездить верхом, ходить на охоту и заниматься науками и искусствами.

Арташир понял, что царь поступил так из зависти: он, Арташир, превзошёл его сыновей. И он налнсал письмо Папаку, где рассказал обо всём случившемся.

Ответ пришёл такой:

«Ты поступил неразумно, когда из-за вещи, от которой не могло быть никакого вреда, поспорил с вельможами и грубо с ними разговаривал. Теперь же проси прощения молитвой покаяния в грехах. Учти, что мудрецами сказано: „Враг не может сделать врагу того, что постигает неразумного человека из-за его собственных поступков“ <…> Ты сам знаешь, что Артабан надо мной, тобой и многими людьми в мире в отношении тела, души и имущества правитель более властный. И теперь мой тебе совет строжайший такой: выкажи покорность и послушание» [Ч].

Среди приближённых Артабана была одна достойная девушка [Ч]. Однажды она увидела Арташира на конюшне и сразу влюбилась в него. Они познакомились. Постоянно, каждую ночь, когда несча-стный ( Буквально: счастье его ушло [Ч]. (Примеч. О. М. Чумаковой.) Под «счастьем» подразумевается Фарр.) Артабан засыпал, эта девушка тайком шла к Арташиру и оставалась с ним до утра, а потом возвращалась к Артабану[Ч].

Однажды Артабан призвал мудрецов-звездочётов и спросил, что яв-ляют звёзды небесные и что ждать стране и ему, царю, в ближайшее время. Звездочёты сказали:

 Небо сулит появление нового великого правителя. Он убьёт мелких правителей, объединит страну, и снова наступят мир и согла-сие в державе. Ясно, что каждый подданный, который в ближайшие три дня убежит от своего господина, достигнет величия и господства и станет победителем и повелителем над своим гос-подином [Ч].

Девушка услышала эти слова и пересказала их своему возлюблен-ному. И Арташир решил бежать в эти три дня, о которых говорили звездочёты.

Ночью девушка похитила из сокровищницы Артабана множество всякого добра и ценных изделий, а Арташир оседлал двух коней, столь стремительных скакунов, что за один день они могли покрыть расстоя-ние в 70 парасангов.

Несколько часов спустя они проезжали деревню. Арташир был очень удивлён, когда незнакомая женщина, местная жительница, при-ветствовала его, благословила, назвала «Кейем», и царём. Это женщина посоветовала беглецам поскорее достичь моря — там, сказала она, погоня не настигнет их и они будут в безопасности.

Наступил день; Артабану доложили, что Арташир бежал и девушки тоже нет. Потом обнаружилась пропажа сокровищ. Разгневанный царь, узнав у звездочёта, куда направились беглецы, туг же снарядил для погони четырёхтысячный отряд воинов, и они тронулись в путь.

Артабан скакал во главе отряда. Путь их пролегал через Персию, ибо они знали, что в ту сторону направились беглецы, придворный звездочёт сказал Артабану это. Когда они достигли дороги в Парс, Ар-табан спросил у местных жителей:

 Давно ли здесь были два беглеца, юноша и девушка?

 Ещё на рассвете, — был ответ, — а за ними скакал чудесный баран, самый прекрасный из всех, каких мы видели в жизни.

Артабан заторопился дальше. Через несколько часов он задал встречным людям тот же вопрос, и ему ответили:

 Беглецы, про которых ты спрашиваешь, были здесь в полдень. И рядом с ними бежал чудесный баран.

А когда Артабан, ещё через несколько часов, спросил про Арташи- ра и девушку у караванщиков, повстречавшихся ему, ответ был такой:

 Они опережают вас на 21 парасанг. И на коне у юноши, про которого ваш вопрос, сидел баран.

Подивился Артабан и спросил у вероучителя из своей свиты, что же это за баран такой, которого видели с Арташиром.

 Это Фарр Кейанидов, — ответил вероучитель. Он теперь при-надлежит Арташиру. Нам уже не нагнать его — такова воля Ормазда. Поэтому не утруждайте себя и всадников, не мучайте и не губите коней, а поищите другое средство против Арташира [Ч].

Артабан возвратился с отрядом в столицу и стал снаряжать войско для битвы с Арташиром. А Арташир и девушка тем временем скакали через Персию к морскому побережью. Тамошние жители были недо-вольны правлением Артабана, и когда Арташир достиг того края, они присоединились к нему. Вскоре у Арташира было большое войско.

И вот подошло время воевать с Артабаном. В течение четырёх ме-сяцев каждый день было много битв и сражений. <…> (Арташир] полностью разбил войско Артабана, захватил его имущество, скот <…> и военное снаряжение <…>

Поскольку Фарр Кейанидов был у Арташира, он одержал победу. Он убил Артабана, всё состояние Артабана попало в его руки. Он взял в жёны дочь Артабана [Ч].

Так Арташир стал царём.

Столицей державы он сделал Стахр.

Своё царствование Арташир начал с того, что благоустроил множество селений, учредил храмы огня и провёл оросительный канал в местность, где земледельцам не хватало воды.

{Арташиру помогал также Тансарых(В подлиннике: Танвасар.)}, праведный зороастрийский жрец. Сам Ормазд отметил его праведность, когда Зардушт в Небесном царстве спросил Творца: «Чья жизнь — благо для арийских стран, и кто наносит невосполнимый урон Лжи и дэвам?» Ормазд тогда ответил пророку: «Это Тансар. Людям свойственно впадать во грехи, они чтут дэвов, клевещут и лжесвидетельствут, совершают прочие гадкие непристойности, — но Тансар, как талисман, своими благими мыслями, речами и делами оберегает людей от Зла».} ( «Денкарт» VII. 7.14-18.)

Затем Арташир обратил свой взор к поприщу воинских подвигов.

Он разбил армию курдского царя и захватил всё его имущество. Но по дороге домой войско Хаф m о б am а, хозяина Червя, напало на Арташира [и] захватило у его всадников всё имущество и снаряжение [Ч].

==============================================

Исследования показали, что «Хафтобат», по-видимому, является забытым титулом, который, возможно, употребляется и как имя собственное. <…> Объяснение этого имени, приведённое в „Шахнаме“, — „имеющий семь сыновей». <…> Дармстетер, считавший, что первоначально „Хафтанбохт“ было именем самого дракона, предлагал понимать под семью сыновьями семь голов дракона.

История о Черве, приведённая в „Шахнаме“ Фирдоуси, более подробна. В ней рас-сказывается, что дочь Хафтобата нашла Червя в яблоке; поэтому мы переводим „кирм“ как „червь14, а не дракон“. <…> Девушка кормиле Червя кусочками яблока, он становился всё больше и больше, а Хафтобат, благодаря удачам, сопутствующим теперь его дочери и ему, стал богаты и сильным правителем. О битвах этого Хафтобата с Арташиром и рассказывает „Карнамак“. Виденгрен <…> предлагал видеть в образе Хафтобата представителя парфянской династии, среди воинов которой почитание дракона играло важную роль. <…> Хеннинг, установивший по топонимам место описываемых действий как побережье Персидского залива, усматривает в этом образе индуистский культ Наги ( Наги — в индуистской мифологии полубожественные существа с одной или несколькими человеческими головами и туловищами змей.), почитавшегося жителями данной области. Возможно, однако, что в этом эпизоде „Карнамака“ нашёл отражение широко распространённый в восточном и европейском фольклоре сюжет борьбы героя с чудовищем» ( Чунакова О. М. Комментарий // Карнамак. С. 93. Примеч. 75 и 76.).

=================================================

Хафтобат жил в Гуларе. Там была неприступная крепость, а в ней — обиталище Червя, могущественного идола, помогавшего Хафтобату. Арташир послал туда войско с приказом захватить крепость.

Но воины Хафтобата, служители Червя [Ч], перехитрили воинов Арташира. Они спрятали всё ценное в тайник, заперли крепостные ворота и ушли в горы. Воины Арташира окружили пустую крепость, разбили лагерь и стали готовиться к завтрашнему штурму. А когда наступила ночь, войско Червя напало на ниx, совершило ночной налёт, убило многих из всадников Арташира, захватило у них коней, оружие, военное снаряжение и всё имущество. А [остальных всадников Арташира] с насмешками и оскорблениями, раздетыми отослало к Арташиру.

Арташир, когда увидел это, очень огорчился. Он призвал ко двору из всех областей и местностей войско и САМ отправился с большим войском на битву с Червём. Когда он пришёл к Гуларской крепости, всё войско Червя находилось в ней [Ч].

У Хафтобата было семь сыновей, которые правили разными областями. На беду один из них накануне решил навестить отца, и как раз в тот день, когда к Гулару пришёл Арташир, сын Хафтобата тоже был на подходе к Гуларской крепости, а с ним сопровождавшее его многочисленное войско. Служители Червя [Ч] увидели с крепостных стен, что приближается подмога, открыли ворота и дали Арташиру сражение. С обеих сторон было много убито. Войско Червя <…> так перекрыло пути и проходы, что никто из войска Арташира не мог выйти и принести для себя еду и корм для лошадей. И из-за этого негодяя как люди, так и лошади — все попали в нужду и бедствие.

Прознав, что Арташир попал в беду, перс Михрак снарядил войско, отправился в резиденцию Арташира и унёс всё его имущество и сокровища.

Когда Арташир улышал о таком вероломстве Михрака и других персов, он сразу подумал: «Надо закончить битву с Червём, а потом идти на битву с Михраком» [Ч].

Посовещавшись с военачальниками, он сел за еду. Тотчас из крепости прилетела небольшая деревянная стрела и до перьев вонзилась в барашка, который был на столе. На стреле было написано:

«Эту стрелу выпустили наделённые чудодейственной силой всадники хозяина Червя. Но не подобает, чтобы такой выдающийся человек, как вы, был убит нами, как мы убили этого барашка»,

Арташир, когда увидел такое, вывел [оттуда] своё войско и ушёл. Но войско Червя поспешило за Арташиром и в узком месте так устроило [засаду], что войско Арташира не могло выйти. Сам Арташир оказался на берегу моря один [Ч].

Спас его Фарр Кейанидов. Он был далеко, [но теперь] сразу оказался перед Арташиром и медленно шел, пока не вывел Арташира невредгичым из того труднопроходгшого места и от врагов и пока тот не достиг деревни [Ч].

Арташир оказался в доме, где жили два брата. Он утаил от них, что он царь, — представился одним из всадников Арташирова войска, окружённого в горах войском Червя. Братья сказали:

 Да будет проклят лживый Злой Дух, который делает этого идола таким сильным и могущественным, что все люди (этих) краёв отступают от веры в Ормазда и Амахраспандов, и даже такой великий правитель и человек, как Арташир, вместе со всем своим войском потерпел поражение от рук тех проклятых врагов идолопоклонников!

Они взяли коня Арташира, привели его на подворье, привязали на конюшне, накормили <…> Арташира они отвели на подобающее место и посадили там.

Арташир был очень расстроен и всё размышлял [Ч].

Он и два брата отужинали и сотворили молитвы Ормазду и Амахраспандам. Арташир перестал сомневаться в верности братьев, давших ему приют, и открылся им.

Они сказали:

 Фрасийак Тур и проклятый Искандар были изгнаны из Ирана

 будет изгнан и Червь. Надо поступить вот каким образом: ты сам примешь вид иноземца и у входа в жилище [Червя] предложишь себя в услужение Червю. Ты возьмёшь туда [с собою] двух учеников, сведущих в религии, и тайно произнесёшь молитвы и за-клинания богам и Aмaxpaспендам. А когда настанет время еды Червя, сделай так: берёшь расплавленную медь и льёшь её в пасть тому злодею, пока он не сдохнет. Духовную сущность этого злодея можно убить молитвами и заклинаниями богов, а телесную расплавленной медью [Ч] (Символизирует огненную ордалию (см. с. 272) и конечное очищение мира от Зла расплавленным металлом.).

 Так будьте вы моими помощниками! — воскликнул Арташир.

Братья согласились. Арташир вернулся в столицу, убил Михрака и

стал готовиться к войне с Червём.

Он взял много серебряных и золотых монет и нарядов, сам надел хорасанское платье, пришёл с [двумя братьями] к подножию Гуларской крепости и сказал:

 Я — хорасанец и прошу наделённого чудодейственной силой господина о милости допустить к службе при [его] дворе.

Идолопоклонники приняли Арташира с теми двумя людьми и разместит [их] в доме Червя.

Арташир, таким образом, в течение трёх дней проявлял себя услужливым и покорным Червю, а серебряные и золотые монеты роздал слугам и сделал так, что все, кто был в крепости, удивлялись и восхваляли его.

Потом Арташир сказал:

 Было бы лучше, если бы в течение трёх дней я собственноручно подавал Червю еду.

Служители и управляющие согласились [Ч].

Тогда Арташир тайком послал гонца с приказанием своему войску быть наготове. Войско должно напасть на Гуларскую крепость в тот день, сказал Арташир, когда дозорные увидят над крепостью дым.

Потом Арташир напоил вином охрану Червя, и все они уснули.

Пришло время кормить Червя. Червь взревел, как он это делал каждый день [Ч]. Тогда братья произнесли молитвы Ормазду и Амахраспандам, а Арташир взял расплавленную медь и кровь быков и овец и понёс Червю. Червь разинул пасть, чтобы выпить кровь, и Арташир влил туда расплавленную медь.

Как только медь проникла в тело Червя, он раскололся на две части, и [при этом] раздался такой крик, что все люди крепости пришли туда, и крепость была повергнута в смятение. Арташир взял в руки меч и щит и устроил в крепости великое побоище, а [затем] приказал:

 Разведите костёр, чтобы дым был виден тем всадникам!

Слуги так и сделали. [Ч]. Армия Арташира увидела дым, прозвучал боевой клич, — и вскоре с Гуларской крепостью было покончено.

Когда Арташир убил Артабана, два сына Артабана бежали. И вот они написали письмо дочери Артабана — жене Арташира:

«Правду говорят: нельзя доверяться женщинам! Неужто ты забыла о смерти всех твоих близких! Твой супруг убил твоего отца. Мы, твои братья, томимся в чужеземной стране в плену. Найди средство отомстить! Посылаем тебе вместе с этим письмом яд — подсыпь его в злодею еду. Тогда мы вернёмся и заживём счастливо. И ты заслужишь душу, достойную рая, и вечное имя, и другие женщины мира из-за твоего доброго деяния станут более почитаемы и уважаемы».

Когда дочь Артабана увидела письмо такого содержания с ядом, который они ей послали, она подумала: «Я должна это сделать и высвободить из оков [Ч] своих братьев».

И однажды она подсыпала яд в чашу с едой. Но едва Арташир приготовился есть, огонь Фарнбаг в образе красного петуха влетел в окно и выбил чашу из рук Арташира. Еда рассыпалась по ковру. Тут вбежали собака и кошка, вмиг всё съели — и пали замертво.

Арташир призвал стражу, велел схватить жену и немедленно казнить. Но верховный жрец сказал ему:

 Не торопись. Эта женщина беременна, её нельзя убивать до тех пор, пока она не родит [Ч].

Арташир был в гневе и грубо перебил верховного жреца. Он повелел казнить злодейку немедленно. Однако верховный жрец, зная, что Арташир потом будет раскаиваться в убийстве своего неродившегося сына, ослушался царя и тайком увёл дочь Артабана в свой дом.

Прошло некоторое время, и у Арташира родился сын Шапур.

Однажды Арташир вспомнил о ребёнке, которого он приказал убить, и заплакал. Придворные спросили, что так опечалило царя, и когда Арташир ответил им, верховный жрец пал ниц и сказал:

 Не кручинься, Арташир. Жив твой сын, ибо я ослушался твоего приказа.

И он поведал царю, как всё было.

 Мой сын воскрес из мёртвых! — воскликнул, не помня себя от счастья, Арташир и велел одарить верховного жреца драгоценностями из сокровищницы.

Потом Арташир пошел из области в область, дал много боёв правителям [разных областей] Ирана. Но всегда, когда он наводил порядок в одной области, другая восставала и становилась неподвластной [ему], и по этой причине [Арташир] был очень печален <…>

Он послал человека из своих доверенных лиц к индийскому про рицателю, чтобы спросить [его] о превращении Ирана в единое государство [Ч].

Посланник Арташира привёз такой ответ: «Это господство могут наладить два рода — твой и Михрака <…> иначе его наладить нельзя» [Ч].

Сильно разгневался царь от таких слов прорицателя.

 Никогда никто из рода Михрака не будет властвовать в Иране!

воскликнул он. — Ведь Михрак был моим врагом!

Из-за гнева и мести пошёл Арташир в резиденцию Михрака и приказал перебить всех его детей.

А дочь Михрака, которой было три года, кормилицы увели и вручили одному крестьянину, чтобы он её воспитывал и любил.

Прошло несколько лет. Однажды Шапур отправился на охоту. Его сопровождали девять всадников. И случилось им на обратном пути проезжать ту деревню, где жила дочь Михрака.

По предопределению, девушка была у колодца, доставала воду и поила скот. <…> Когда девушка увидела Шапура и всадников, она выпрямилась, поклонилась и сказала:

 Будьте в здравии, садитесь, пожалуйста, так как [это] место прекрасно, тень от деревьев прохладна, а время жаркое. Я же достану воду, а вы и [ваши] кони напьётесь.

Шапур был зол от усталости, голода и жажды и сказал девушке:

 Прочь, грязная распутница! Нам не нужна твоя вода.

Девушка печально отошла и села в сторонке [Ч].

Шапур приказал всадникам набрать в колодце воды и напоить коней. Всадники опустили в колодец ведро, зачерпнули — и не смогли вытащить ведро обратно, сколько ни силились. А девушка издали наблюдала. <…>

 Стыд и позор вам, что вы слабее и менее умелы, чем женщина! — воскликнул Шапур, отобрал у всадников верёвку и вы-тащил ведро с водой.

Девушка удивилась силе и умению Шапура. Когда она увидела.

как он сам силой, умением и достоинством вытащил ведро из колодца, она подбежала к нему, пала ниц и сказала:

 Будьте бессмертны, Шапур, сын Арташира, лучший из людей!

Шапур засмеялся и сказал девушке:

 Откуда ты знаешь, что я Шапур?

Девушка сказала:

 От многих я слышала, что в Иране нет всадника, который равен тебе, Шапур, сын Арташира, по силе, стати, внешности и ловкости [Ч].

Шапур поинтересовался, чья она дочь. Услышав, что она дочь крестьянина, он не поверил: не может быть крестьянская дочь столь красива и столь сильна. И тогда девушка, взяв с Шапура слово, что он не причинит ей зла, призналась, что она дочь Михрака.

Шапур позвал крестьянина и взял девушку в жёны. В ту же ночь он был с ней. По предопределению, как оно должно [было] быть, она забеременела Ормаздом, сыном Шапура [Ч].

Помня, что Арташир клялся никогда не родниться с Михраковым домом, Шапур скрывал от него, что у него есть внук. Но когда Ормазду исполнилось семь лет, правда раскрылась.

Ормазд отличился на ристалище, и Арташир поинтересовался, чей это сын. Ормазд ответил, что он сын Шапура.

Арташир тотчас призвал Шапура, и тот сознался во всём, предварительно попросив у отца пощады. Арташир сказал:

 Это неподобающе. Почему ты в течение семи лет скрывал от меня такого хорошего сына?

И он полюбил Ормазда. да ему много подарков и воздал благодарность богам. И он сказал:

 Всё [именно] так, как сказал индийский прорицатель.

А после того как Ормазд пришёл к власти, он сумел весь Иран объединить в одно государство, а правителей различных областей он заставил подчиниться его власти [Ч].